НАВЕРХ

Урок на зоне, или Непростая история лучшего педагога

Иван Данилко идет вдоль глухого забора, затем строгий досмотр на КПП, пересекает двор женской колонии. Так начинается рабочий день новосибирского «Учителя года». Когда-то студентом он пришел сюда от безысходности… и остался. Мы побывали на уроках молодого педагога и выяснили — почему. 

Женская колония №8 в Новосибирской области расположена рядом с серой лентой Гусинобродского шоссе. Высокий забор, колючая проволока по периметру. На пропускном пункте тщательно проверяют и забирают документы, затем проводят досмотры.

Дальше — чистый двор, беленые стены колонии и сами осужденные в аккуратной темно-зеленой форме. Сейчас их немного — середина рабочего дня, да и погода не располагает к прогулкам. К тому же гулять по собственному желанию в любое время — недоступная роскошь. Все это на свободе, здесь — режим.


Но в вечерней школе все неожиданно по-другому: небольшая, но уютная учительская, педагоги в подавляющем большинстве — дамы. С улыбкой приглашают гостей на чай. На столе белые кружки, печенья-конфеты в вазочках. В помещении тепло, а ажурные занавески скрывают серую осеннюю хмурь на улице, и железные решетки на окнах…

«Обычный класс»

Иван Данилко пять лет назад тоже испытал всю противоречивую гамму чувств, когда первый раз переступил порог колонии, будучи еще студентом НГПУ. «Получилось так, что на пятом курсе мне нужна была работа. Обошел две обычные школы в Октябрьском районе. В одной школе сказали, что студента брать не будут — нет диплома. Наверное, это правильно», — рассуждает учитель.


В другой школе обещали перезвонить, но так и не позвонили. Неизвестно, что вышло бы из попыток трудоустройства, если бы директор вечерней школы №8 при женской колонии сама не вышла на связь. Женщина вспомнила о студенте, когда-то помогавшем ей на открытом уроке.

«Я подумал, оценил шансы, перспективы и решился. 30 сентября 2013 года я пришел. В принципе, когда человек сюда первый раз заходит, видит колючую проволоку, решётки… ну, знаете, это не способствует созданию позитивного настроения. Но когда зашел в школу, представление поменялось. Было непонятно, но не страшно. Я думал о том, чего вообще ждать от будущего, какие здесь люди», — вспоминает молодой педагог.

Страшно стало, признается Данилко, когда открыл дверь в кабинет, а там больше 40 учениц: взрослых женщин, со своим багажом из прошлого, с устоявшимся мировоззрением, порой далеко не безобидным.

«Все знали, что будет молодой учитель истории и обществознания и пришли, по-моему, все, кто мог. А когда я переступил порог, то внезапно понял, что, да — это необычное место, но здесь тоже можно работать», — рассказывает учитель.

По ходу беседы Иван готовится к уроку. Собрано и деловито достает и настраивает ноутбук, оглядывает по сторонам — на месте ли учебники. Иногда застывает, с ностальгией и задумчивой улыбкой погружаясь в воспоминания о первых педагогических шагах. Он тогда пытался быть «настоящим учителем», строгим, взыскательным, правильным...

Но действительность разрушила все представления о «правильности» в первые 20 минут урока. Половина вопросов учениц была совсем не по предмету: откуда он, зачем сюда пришел, почему выбрал школу в колонии. Удивлялись выбору и друзья. «Понятно, что многие люди представляют образ, сформированный кинематографом, что в зоне все страшно. Меня друзья спрашивали: "А ты от учениц решетками отделен?"...», — делится педагог.

Спустя шесть лет педагогической практики ни друзья, ни ученицы уже не задают странных вопросов. Сейчас его спрашивают о другом, и на уроках приходится разбирать не только исторические моменты, но и моменты из нелегкой жизни его подопечных.

История по открыткам

На урок истории собралось больше десятка учениц. Они стоят в коридоре и ждут приглашения учителя. Из-за дверей слышны перешептывания и задорный смех. Все совсем как в обычной школе. Дамы заходят и настороженно, но без любопытства, смотрят на «чужаков» в кабинете. Рассаживаются, а учитель включает ноутбуку и через проектор выводит изображение плаката с краснощекой женщиной в белом халате. На плакате надпись — «Кукуруза — источник изобилия».

Педагог спрашивает у притихших девушек: «Как думаете, какая эпоха изображена на плакате? Какие из всех этих символов мы можем выделить, чтобы отнести этот плакат к определенной эпохе?». «У нее значок!», — тут же звонко выкрикивает одна из учениц.

Учитель хвалит школьницу за внимательность и терпеливо объясняет, что это никакой не значок, а Звезда Героя Советского Союза, которая давалась за особые достижения. И что кукурузу в Советский Союз «привез» Хрущев, а значит и плакат того времени. Рассказы о нравах эпохи и своеобразная игра «зажигают» класс. Школьницы с азартом начинают угадывать детали следующего изображения — новогодней открытки.

— Кого мы видим здесь?
— Космонавта! Гагарина! — наперебой выкрикивают девушки.

И снова вопросы учителя: «Какой это может быть год? Когда Гагарин полетел в космос?». И снова педагог  рассказывает, что на открытке изображен не только первый человек в космосе. Рядом хоккеист Валерий Харламов, изображение которого появилось уже после суперсерии 1972 года с Канадой. Рядом фигуристка Ирина Роднина и балерина Майя Плисецкая, и все они поздравляют с праздником всех жителей большой страны... 

Так, через маленькие, на первый взгляд незначительные символы, через имена и изображения известных людей, учитель постепенно раскрывает перед школьницами общую картину истории страны и отдельной эпохи.

Следующий шаг в обратном направлении, когда с этих же изображений убрали детали-символы. Ученицы должны вспомнить, что было на плакатах и рассказать об этом. Под конец урока школьницы искренне веселятся и стараются первыми ответить правильно. Сияющие глаза, смех, азарт... разве это осужденные?

Именно с этой методикой Иван Данилко выиграл региональный конкурс «Учитель года». А придумал ее случайно, перебирая старые учебники по истории: «Года три назад, во время подготовки к учебному году мы разбирали старые учебники по истории. И в одном из них была иллюстрация — картина "Иван грозный и сын его Иван". И там фрагмент картины, где изображен посох, оторван. Так и появилась идея убирать детали с изображений. История — это наука, где много визуальных источников. Даже конфетные обертки — исторический символ».

«Уголовный» материал урока

Обществознание для учениц в колонии — возможность разобрать теорию на практике из своей жизни. Очень часто взрослые ученицы задают вопрос педагогу, для чего им этот предмет. Что может дать им теория экономики? Как ее можно применить в реальной жизни?

«И мы начинаем это применять на практике. Элементарно — посчитать инфляцию. Здесь люди с разными сроками бывают, некоторые помнят, сколько стоил доллар в 2004 году. Мы считаем, как изменения курса валют влияют на цены, считаем инфляцию. Для людей с длительным наказанием это важно», — считает Данилко.


Но самый любимый раздел в обществознании для учениц Ивана Александровича — право, потому что каждая ученица здесь — главный знаток Уголовного кодекса. «Они его знают от корки до корки», — на полном серьезе говорит учитель.

А практическими примерами для подкрепления теории в правоведении становятся… уголовные дела школьниц. Российская правовая система базируется на основах романо-германской правовой семьи, объясняет Данилко. Совсем другое дело — правосудие по англо-саксонской системе: «В ее основе лежит прецедент. И мы сравниваем их приговор, с приговором, который мог бы быть в Англии или США. И они задумываются, что за это же преступление в США они могли бы получить раза в четыре больше. Они понимают ценность закона и то, как он работает в нашей стране».

Поклонницы и будущее

Урок заканчивается. Иван Александрович, глядя вслед выходящим из класса ученицам, замечает, что главное в его работе — не только дать знания по предмету. Воспитательный процесс — он нужен и для взрослых, особенно здешних. Для них он, возможно, еще актуальнее, ведь у многих женщин уже есть дети.

«Было такое несколько раз, когда наши выпускницы освобождались и продолжали учиться. Таких случаев было больше десятка. И гордость такая, что я смог убедить человека в необходимости учебы», — с городостью рассказывает Данилко. 

Но были и моменты, когда девушки до последнего отрицали, что учеба им нужна. Одна из учениц на выпускном демонстративно разорвала аттестат и заявила, что зря потратила три года жизни. Правда, через некоторое время, когда женщина уже была на свободе, вернулась, чтобы восстановить документ: его потребовали в центре занятости, чтобы устроить ее на работу.  Шанс на помилование: фантазеры или жертвы обстоятельств?

Если в страших классах школы и вузах девушки нередко вздыхают по педагогам-мужчинам, то здесь тем более... «Не без этого, конечно. Особенно в первые годы работы было. Но я смог сформировать позицию, что я здесь учитель. Да ко мне на урок они бегут всегда быстрее, чем к другим учителям. Бывает место и шуткам, но главное все так, что — я учитель, они — ученики», — заверяет Данилко.

Но все же, несмотря на все успехи и привязанность к воспитанницам, в будущем педагог собирается устроиться в обычную общеобразовательную школу. На вопрос, не жалко ли оставлять своих учениц, отвечает: «Немного жалко, но человек всегда должен стремиться вперед».





Фото: Владимир Сараев, Sibnet.ru
Обсуждение (1) Добавить комментарий Мой профиль
Обсуждение (1)
Добавить комментарий
Яндекс Дзен
Самое интересное
с Sibnet.ru