НАВЕРХ

Неважных улик не бывает: найти убийцу спустя 10 лет

Фото: © Sibnet.ru

Раскрыть дело вне зависимости от срока давности — одна из задач Следственного комитета. Как сыщики возобновляют расследования и идут по остывшему следу? И как им удается надеть наручники на запястья удивленных убийц, которые по прошествии десятилетий уверились в своей безнаказанности?

В Новосибирской области этой осенью начало работу отделение по расследованию особо важных дел прошлых лет. Его руководитель Евгений Булаткин, много лет посвятивший криминалистике, рассказал, как по мельчайшей детали через десятки лет найти и задержать убийцу или насильника.

Важные улики

Практически на любом месте преступления остаются следы, невидимые глазу, которые показались бы обывателю неважными и ненужными для дела. Но профессионалы прекрасно понимают их ценность: порой мельчайшая деталь, даже не сам отпечаток, а след пальца руки помогает раскрыть дела, ставшие когда-то для загадкой.

«Неважных улик не бывает. Например, есть биологические следы, которые раньше были изъяты, вещественные доказательства, даже следы пальцев рук, ранее изъятые на дактопленку, в настоящее время мы можем направить на экспертизу, которая определит ДНК-профиль предполагаемого преступника», — говорит сыщик.

Именно потожировой след помог через пять лет поймать преступников, совершивших дерзкое убийство гражданина Киргизии в центре Новосибирска.

Убийство без мотива

В феврале 2014 года гражданин Киргизии, приехавший в Россию на заработки, возвращался вечером с работы. По пути как обычно зашел в магазин, купил хлеба. Живым его больше не видели.

Тело с ножевыми ранениями нашли недалеко от отдела полиции в Центральном районе. «Ни причин, ни мотивов. В его окружении не было людей, желавших ему зла, а вся семья, все родственники остались на родине, он здесь просто находился на заработках», — рассказывает подробности дела Булаткин.

Тогда на месте преступления не нашли практически никаких следов кроме одного — криминалист обнаружил под одной из припаркованных рядом машин металлические ножны. И на них остались потожировые следы. Улику сразу отдали на молекулярно-генетическую экспертизу. Эксперты выделили из образцов генотип двух людей. Но ни один из них не проходил по базам правоохранительных органов. В 2014 году дело приостановили...

Белые шнурки

Вернулись к нему следователи в 2019 году. Аналитическая группа еще раз внимательно изучила все материалы дела. Из них следовало, что убийство беспочвенное. Вряд ли был какой-то скандал, из-за которого мужчину убили. Это был тихий неконфликтный человек. Но примерный круг лиц все же определили — исходя из возможных мотивов преступления.

Второй момент — место преступления. Слишком уже дерзко действовали преступники: убить человека практически в центре города за отделом полиции… Следователи предположили, что сделать это могли члены группы, относящие себя к праворадикальной молодежи с экстремистскими наклонностями.

Жизнь как война: день с бойцами спецназа

И сразу же запросили информацию у коллеги из МВД и ФСБ. Выяснилось, в тот момент в Центральном районе города действительно существовала такая группа.

Следователи нашли тех, кто когда-то состоял в ней, и узнали, что в феврале 2014 года один из членов группы вдел в берцы белые шнурки. «А у них это разрешается делать только тем, кто убил человека другой национальности», — поясняет Булактин.

Далее следователи быстро установили местонахождение предполагаемых преступников: один жил в Москве, второй в Ульяновске. Выехавшие в эти города сыщики сначала негласно взяли образцы для молекулярно-генетического анализа — «вспугнуть» преступников, которых искали так долго, было нельзя.

Экспертиза подтвердила — образы на ножнах с места преступления совпали с ДНК подозреваемых. Задержали преступников быстро и тихо. Один сразу рассказал о том, как второй убил гражданина Киргизии. Сейчас дело рассматривают в областном суде.

Преступники удивляются

Раскрытию преступления прошлых лет отчасти помогает эффект неожиданности: когда на убийц или насильников, много лет проживших с мыслью о безнаказанности, надевают наручники, они испытывают шок.

«Летом в Кемеровской области мы задерживали несколько подозреваемых в убийстве, совершенном десять лет назад. Все они были очень удивлены, потому что давно уже это пережили. У них другая жизнь, все уже поменялось давным-давно: семьи, дети», — рассказывает начальник отделения областного СК.

Кого-то наказание настигнет через десятки лет, кого-то суд освободит за давностью лет, но следствие все равно будет идти и за преступником могут прийти в любой момент, даже если он и сам забыл, что сделал. Некоторые дела, конечно, закрывают, но в основном из-за того, что свидетели и преступники находятся вне пределов досягаемости следствия и суда земного.

«Одно дело экономическое у нас было с советских времен. Сейчас уже и статьи-то такой не существует — приписка. Это когда сотрудник совхоза перевёз два ЗиЛа зерна, а ему в отчетности написали 10. Личности двух подозреваемых установили, но оказалось, что они умерли», — приводит пример Булаткин.

Тяжелые воспоминания

Люди, чьи родственники погибли от руки убийцы, всегда надеются, что преступника найдут. И когда его задерживают, благодарят следователей. При этом, отмечает Булаткин, по прошествии многих лет родители жертв, бывает, готовы простить убийц. Особенно женщины, чье милосердие порой откровенно удивляет. Как становятся маньяком: звездный пример Чикатило

«Мать потеряла сына, и когда задержали убийцу, просила нас: "Можно хотя бы посмотреть на него? Я ничего к нему не имею. Так случилось"», — рассказывает о подобных случаях собеседник.

Иначе реагируют женщины, пережившие сексуальное насилие. Они редко готовы прощать, но и наказания не добиваются. После преступления им часто приходится годами учиться жить заново. И это мешает правосудию, поскольку участие потерпевших в расследовании крайне важно. Но протяжении лет жертвы пытаются забыть пережитый ужас и избегают любых напоминаний о нем, а одновременно с этим — встреч не только с преступником, но и со следователями.  

«Недавно подозреваемого мы задержали. За потерпевшей машину отправили, она сказала следователю: "На вашей машине не поеду. Доберусь сама". Но так и не приехала, а телефон отключила», —  говорит начальник отдела.

Нашли в колонии

Сейчас изнасилования, по словам Булаткина, раскрываются практически сразу. В любом случае информация биологических следах преступника, пусть даже пока не пойманного, окажется в базе данных правоохранительных органов. И как только появится совпадение генотипа, подозреваемый не сможет уйти от ответственности. По этой же причине стали раскрываться дела и дела прошлых лет.

Именно так попался мужчина, надругавшийся над 11-летней девочкой в 2004 году. В тот момент, когда база данных указала на совпадение вновь поступивших образцов ДНК со следами с места преступления 15-летней давности, насильник… уже находился в колонии.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:Преступление в 3D: как работает криминалистика

«Сейчас ввели типирование генетических образцов у всех осуждённых. У тех, кто находится в колонии, берут образцы крови, выделяют генотип и отправляют в федеральную базу. Если идет совпадение генотипа по каким-то преступлениям, то нам есть, о чем с ним поговорить», — резюмирует Булаткин.

На изучении отдела по раскрытию дел прошлых лет сейчас находится порядка 200 производств, больше десяти — уже в работе. А в архивах региона «лежит» еще 3 тысячи нераскрытых дел. И пока они не будут раскрыты, следствие останавливаться не намерено.


Еще по теме
Под ореолом тайны: российскому спецназу 70 лет
Инспектор ДПС провез водителя через пробки к бабушке без сознания
МВД в Бурятии заплатит мужчине за истязания и пытки
Красноярская полиция получила электрические трициклы
смотреть все
Обсуждение (0)