НАВЕРХ

Ошибочные решения: министр рассказал о судьбе Superjet

Фото: SuperJet International / CC BY-SA 2.0

Глава Минпромторга России Денис Мантуров считает, что главная проблема Sukhoi Superjet 100 — в заложенных при его разработке ограничениях. Но этот самолет создал технологическую базу для российского пассажирского авиастроения.

Катастрофа Sukhoi Superjet 100 в аэропорту Шереметьево поставила под сомнение судьбу лайнера. Проблема еще и в том, что этот самолет создавался для «узкой ниши», ограничивающей его использование, сказал глава Минпромторга России Денис Мантуров.Последняя посадка: Ту-134 снят с полетов

«С точки зрения иностранных заказчиков, да, собственно, и российских, на которых мы рассчитывали изначально, у всех сохраняется и потребность, и желание приобрести самолеты Superjet», — сообщил министр в интервью РИА Новости. Он добавил, что на эту потребность не повлияла ни катастрофа, ни информация о проблемах с двигателями SaM-146, ни разговоры о сложностях с запчастями и сервисным обслуживанием.

По словам Мантурова, основная проблема Superjet — в другом, а именно в «очень узкой нише». «Критиковать руководителей за то решение, которое принималось в начале 2000-х годов, о разработке самолета именно в этой нише, я бы не стал», — добавил он. Речь идет об ограничениях, наложенных зарубежными партнерами, принимавшими участие в разработке самолета.

Глава Минпромторга отметил, что Россия без согласования с партнерами не может «без всяких проблем и ограничений» поставить Superjet в те страны, куда бы мог быть продан самолет полностью российский разработки.

В ходе работы над лайнером не был учтен возможный спрос в другом сегменте — бизнес-перевозках. И сегодня приходится уже готовые самолеты переделывать в бизнес-джеты, устанавливая дополнительные баки, откидную лестницу-трап, интерьеры, душевые и другие соответствующие атрибуты.

Конкурент — Ту-334

В России был конкурент Superjet 100 на рынке ближнемагистральных перевозок — Ту-334. Этот самолет был спроектирован исключительно собственными силами на базе советских наработок. Но именно в этом и заключался главный его недостаток. «У этой машины был тупик развития. То есть мы бы не получили никаких компетенций и международную кооперацию, которая, хотя сегодня нас в каких-то вопросах и ограничивает», — пояснил Мантуров.

«Мы бы не получили бы и тех наработок, которые сейчас имеем. Для меня Superjet важен не количеством собираемых самолетов, а сформированным капиталом надежных и конкурентных научных и технологических решений, которые позволили нам двигаться дальше, к МС-21, широкофюзеляжному самолету с Китаем и так далее», — подчеркнул он.Остановят ли санкции «черное крыло» МС-21

Министр считает, что основная ценность проекта Superjet — в накопленном технологическом потенциале. «И сейчас я уже уверен, что МС-21 при любых раскладах у нас точно получится, потому что мы хеджировали все те риски, которые могли бы возникнуть, возникли и будут возникать», — сказал Мантуров.

В январе 2019 года участники проекта МС-21 — американская компания Hexcel и японская Toray Industries — прекратили поставки компонентов для композитного крыла лайнера. Россия была вынуждена вложить 2,7 миллиарда рублей для создания собственного производства. Уровень компетенций, накопленный промышленностью в ходе работы над Superjet, позволил решить эту проблему.

«За рубежом прицельно охотятся за этой программой, потому что МС-21 — прямой конкурент Boeing — находится в их нише. Но сейчас ситуация такова, что даже если все перекроют, мы самолет все равно сделаем», — уверен Мантуров. «Сейчас мы сформировали свою номенклатуру, по которой четко двигаемся и по которой просто не имеем права ни от кого зависеть», — заключил министр.

Обсуждение (34) Добавить комментарий Мой профиль
Обсуждение (34)
Добавить комментарий
Яндекс Дзен
Самое интересное
с Sibnet.ru