НАВЕРХ

«Найден. Жив»: у волонтеров свои правила

Люди теряются каждый день. Уходят за грибами в лес, исчезают в дороге, не возвращаются с прогулки с друзьями... Многих можно спасти, но важны первые дни, и даже часы. Поисковики знают эту науку очень хорошо. Волонтеры показали и рассказали, как они работают и почему правила важнее эмоций.

Волонтерами-поисковиками становятся по зову сердца: бизнесмены и студенты, рабочие и научные сотрудники, инвалиды и многодетные матери. Каждый из них готов сутками ходить по лесу, искать пропавших на кладбищах и городских улицах, обзванивать больницы и вести поиск в соцсетях. У них общая цель, итогом которой должны стать два слова: «Найден. Жив». 

Из таких очень разных и очень неравнодушных состоят поисковые группы «лис». «Лисами» называют добровольцев «Лиза Алерт» — отряда, который работает рука об руку со спасателями и полицейскими, и которому в октябре 2018 года исполнилось уже восемь лет. 

С начала года только в Новосибирской области пропало 1093 человека, из них 521 ребенок. Нашли 862, из них 837 – живыми. Это статистика МВД, в которой за цифрами стоят слезы и страх родных. И утомительные, сложные поиски, во многих из которых успех обеспечили волонтеры.


Нередко личного состава силовиков недостаточно для масштабного поиска. А просто неравнодушные из местного населения из-за незнания специфики и эмоций могут создать беспорядок или даже сами потеряться. Или по различным причинам поиски не начинаются сразу. Здесь роль поисковиков-волонтеров неоценима. Они обучены, имеют спецоборудование, могут искать сразу по нескольким направлениям — и на местности, и в Сети.

Когда плачут мужчины

«Первая лиса работает на отклик», – звучит голос в рациях. Это значит, что другая группа поисковиков просит у остальных тишины. Все замирают. Ни звука. Доброволец выкрикивает имя потерявшегося и все ждут.

Ждут, когда до них донесется голос, возможно, слабый стон. Человек, который провел несколько суток в лесу, не может кричать во все горло – нет сил. К тому же, лес обманчив, и порой манит миражами.

Однажды слабый отклик услышала группа поисковиков в Кемеровской области. В мае там пропала семилетняя девочка. В поисках участвовали около тысячи человек. Территорию прочесывали сотрудники полиции, спасатели, добровольцы. Осмотрели шахты, лес, жилые и заброшенные дома.

«Искали девочку тогда волонтеры "Лиза Алерт" из Кемеровской, Новосибирской, Томской области. Наша группа прочесывала лес. Все мы тогда думали об одном: пусть малышка отзовется. И когда работали на отклик, услышали тоненький стон. Мы кинулись на него, но никого не нашли», – рассказывает руководитель направления по связям со СМИ новосибирского отряда Елизавета Лиманская.

Тогда они, конечно, не могли знать, что никакого отклика от малышки так и не услышат. Через несколько дней полицейские нашли девочку во дворе заброшенного дома в старом холодильнике. Мертвой.

«Я видела, как плакали наши брутальные мужчины-поисковики», – вспоминает собеседница. По ее словам, поиски детей и стариков – эмоционально самые тяжелые.

Кроме морального аспекта есть и особенности самих поисков, к которым тоже нужно быть готовым. Часто старики с болезнью Альцгеймера просто забывают, где живут и бродят по улицам или выходят за пределы города.

«Однажды родственники потерявшейся бабушки сказали, что она часто уходила на кладбище. Была зима, и счет шел на минуты: в любой момент старушка могла замерзнуть. Выезд был ночью. Жутко было не от того, что я находилась на кладбище, а что прощупывая каждый сугроб, я боялась найти там тело несчастной женщины», – делится доброволец.

Кто становится добровольцем

Елизавета Лиманская – журналист. В отряде полгода. За это время побывала уже на десятках выездов. Она рассказывает, что на поиски чаще всего выходят хорошо подготовленные люди – костяк отряда. По профессии это предприниматели, учителя, студенты, программисты, научные сотрудники, перечисляет собеседница.

У системного аналитика Лёси Куграшовой позывной в отряде ­– Ворона. К решению стать добровольцем «Лизы Алерт» шла долго. Ей казалось, что не сможет, опростоволосится, но все же решилась.

«Я вынослива и хорошо переношу отсутствие сна. И когда выяснилось, что эти качества можно использовать для людей, я подумала — почему бы и нет. Но все равно мне казалось, что я корявая, что сама заблужусь в лесу. До меня никак не доходило, что такого не может быть. Любой новичок идет в группе со старшим, который хорошо ориентируется в лесу», – объясняет она.

Сергей Малышев, он же Медведь, координатор и инструктор «лис», в обычной жизни — рабочий на производстве. В отряд пришел вслед за братом. На первом же поиске они нашли человека живым.

«Поиск эмоционально и физически – это очень сложно. В лесу можем искать по 10-12 часов и в дождь, и в снег, среди буреломов и оврагов. Но когда находим человека живым, то чувства, которые при этом испытываешь, нельзя передать словами», – рассказывает поисковик. Пропавшие без вести: как найти данные о фронтовиках

Подобные слова говорит каждый из добровольцев. И многие рассказывают истории о людях, потерявших себя в жизни. Они находят в отряде новый смысл, новые цели – жить ради других.

«Если поиск тяжелый, мы не знаем, жив человек или нет. И когда по рации слышишь слова: "Найден.Жив", такое впечатление, что божий душ на нас спустился. Это настолько сильные чувства, невероятные. Затем человека эвакуируют, приезжает скорая… Наверное ради этого стоит жить», – уверена IT-менеджер Куграшова.

«Сухой закон» и строгие правила

К слову, позывные есть у всех «старичков» в отряде. Это делается для удобства и оперативности. Лен или Дим может набраться несколько десятков, и перекличка по рации в этом случае превратится в полнейшую неразбериху.

В новосибирском отряде есть Медведь и Ворона, Енот, Кот и множество других «животных». «Наш Кот опытный поисковик. У него есть собака, которую он часто берет на поиски, и мы порой между собой шутим, что на поиски выезжают кот с собакой», – говорит Лиманская.

У отряда вообще очень много традиций и жестких правил. Без них теряется весь смысл того, что они делают. Одно из таких – не задавать вопросы о личной жизни потерявшихся.

«Нам не надо знать, какие взаимоотношения в семье у пострадавшего. Мы храним конфиденциальность. Ведь людям, после того как их найдут, жить дальше. И им совсем не нужно, чтобы их имена и обстоятельства их жизни обсуждались», – строго инструктирует новичков Лёся Куграшова.

В отряде строго соблюдается сухой закон: доброволец не может выйти на поиски пьяным или с похмелья. Нельзя порочить отрядную символику. К ней, вообще, относятся с трепетом: никаких селфи с места поисков, никаких фотографий и видео с улыбками во время работы. Добровольцы соблюдают строгую дисциплину и не принимают деньги за поиски.

Каждый доброволец в отряде на поисках должен ставить в известность о своих передвижениях информационного координатора.

Группа информационных координаторов «Лиза Алерт» работает не только на выездах. Именно эти люди порой заканчивают поиск человека… до его начала.

Найти до поисков

В инфогруппе «Лизы Алерт» в Новосибирске работают многодетные матери, инвалиды и другие, кто по каким-либо обстоятельствам не может участвовать в поисках на местности. Но это не значит, что они менее компетентны. Поисковики настаивают, что прочесывание квадратов – это вершина айсберга поисковой работы.

«Сколько их не состоялось благодаря нашим бойцам невидимого фронта – инфогруппе. Эти люди часто находят человека живым до того, как объявлен выезд на поиск: при обзвоне больниц, поиске в соцсетях», – поясняют волонтеры.

Если выезд все же состоялся, инфокоординатор ведет информационную поддержку поиска. Решает проблемы волонтеров: ищет транспорт для поисковиков, для доставки оборудования, воды и еды.

СПРАВКА: Поисковый отряд «Лиза Алерт» создан в 2010 году. Его назвали именем Лизы Фомкиной, пропавшей в Орехово-Зуево 13 сентября того же года. Тогда на поиски пятилетней девочки вышли сотни добровольцев. Лизу нашли на десятый день после исчезновения, с опозданием. Малышка умерла от переохлаждения после девяти дней в лесу.

Сегодня Добровольный Поисковый Отряд «Лиза Алерт» – некоммерческое объединение, ставящее своей основной задачей оперативное реагирование и гражданское содействие в поиске пропавших. На счету отряда тысячи спасенных жизней по всей стране.



Фото: © Sibnet.ru
Обсуждение (2) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (2)
0
Добавить комментарий