НАВЕРХ

Первый выход и первое ЧП: космическая история СССР

Фото: © кадр из видео
Советский космонавт Алексей Леонов совершил второй по значимости после Юрия Гагарина космический подвиг. 18 марта 1965 года он впервые в истории совершил выход в открытый космос с борта корабля «Восход-2». Этот подвиг едва не закончился трагедией.

«Имей в ввиду: там никто никогда не был, никаких инструкций нет, обо всем докладывай, что там с тобой будет происходить. Не торопись, пожалуйста. Попутного тебе солнечного ветра!», — заявил перед полетом Леонову руководитель советской космической программы Сергей Королев.

Первыми выйти в открытый космос собирались американцы, чтобы взять реванш после триумфа Гагарина. Но Советскому Союзу и здесь удалось вырвать победу. 18 марта 1965 года ровно в 10.00 по московскому времени с космодрома Байконур стартовала ракета-носитель с кораблем «Восход-2». Запуск американского корабля в рамках этой миссии был назначен на 28 апреля того же года.

«Беркут»

В состав экипажа «Восход-2» входили два космонавта — командир Павел Беляев (позывной «Алмаз-1») и пилот Алексей Леонов (позывной «Алмаз-2»). Оба офицеры — военные летчики. Отобрали их после жесточайших испытаний и подготовки. Беляев был самым опытным летчиком в первом отряде космонавтов, Леонов отличался уникальной выносливостью — он лучше всех переносил тренировки в барокамере и центрифуге.

Фото: © Роскосмос

Столь же тщательно подготовили и корабль. На нем была установлена «мягкая» шлюзовая камера, которая имела цилиндрическую конструкцию и состояла из 36 надувных секций. Камера располагалась вне жесткого корпуса космического корабля. При выходе на орбиту в свернутом виде она помещалась под обтекателем корабля. В космосе камера надувалась. Перед спуском на 3емлю экипаж должен был ее отстрелить.

Для выхода в космос был разработан скафандр «Беркут» с многослойной герметичной оболочкой. Внутри его поддерживалось избыточное давление. Снаружи скафандр имел специальное покрытие белого цвета для предохранения космонавта от солнечных лучей и от возможных повреждений герметичной части скафандра. Скафандрами были снабжены оба члена экипажа, чтобы командир корабля мог при необходимости оказать помощь пилоту, вышедшему в космос.

«Алмаз-2»

Сразу же после подъема на орбиту, экипаж стал готовиться к выходу в космос. В начале второго витка корабля вокруг Земли была произведена полная разгерметизация шлюзовой камеры, а через шесть минут, в 11.34, Леонов вышел из нее в космическое пространство. С кораблем его связывал фал длиной 5,35 метра, который состоял из стального троса и проводов для передачи данных о физическом состоянии, технических измерений, телефонной связи с командиром.

«Первое, что я увидел, когда приоткрылся люк, был яркий-яркий свет. Проверил на шлеме защитное зеркало из золоченого стекла почти стопроцентной плотности. Я обязан был закрыть стекло полностью, но оставил маленькую щель, потому что решил: я должен увидеть Вселенную своими глазами такой, какая она есть! Однако свет Солнца был сильнее электросварки, и мне пришлось опустить светофильтр. Вырвалось неожиданное: "А Земля-то круглая..."», — рассказывает после полета Леонов.

В открытом космосе он выполнил ряд заданий. Совершил пять отходов и подходов от шлюзовой камеры, причем самый первый отход был сделан на минимальное расстояние — один метр — для ориентации в новых условиях, а остальные на полную длину фала.

Дальше последовал короткий доклад на Землю: «Все сделано по плану. "Алмаз-2" готовится к входу». И тут возникли сложности. Инструкция предписывала возвращаться в шлюз ногами вперед. Леонов подтянулся к обрезу люка, но втиснуться в шлюз не смог. Как оказалось, его скафандр непомерно раздулся от избыточного давления и стал более жестким, сковав движения. Он сделал несколько безрезультатных попыток. Запас кислорода в скафандре был рассчитан всего на 20 минут, которые заканчивались.

«Я принимаю решение сбросить давление, чтобы убрать жесткость скафандра. А при этом что может произойти? Закипание азота в крови. Тогда крышка! Глаза проваливаются! Но у меня выбора нет. И я молча все это проделываю. Сбросив давление, меняю позицию», — продолжает Леонов. 

Скафандр немного уменьшился в размерах и вопреки инструкции, предписывающей заходить в шлюз ногами, космонавт протиснулся в него головой вперед. Уже в шлюзе он разворачивался, так как иначе ему бы не удалось перейти в корабль. Сделать это было крайне сложно: внутренний диаметр шлюза — один метр, а ширина скафандра в плечах — 68 сантиметров. Но Леонову удалось. По его словам, за полтора часа он сбросил 6 килограммов. Первые на орбите: как дворняги космос покоряли

После его отчитали за то, что не доложил о ЧП в Центр управления полетами и нарушил инструкцию. «Я им говорю: послушайте, у меня оставалось жизни в скафандре — на тридцать минут. И если бы я вам доложил, что вы стали бы делать? Вы бы стали немедленно формировать комиссию. И формировали бы ее минут двадцать. А дальше что? А дальше вы бы меня начали расспрашивать, и расспрашивали бы минут тридцать», — сетовал Леонов.

Разбор той ситуации прекратил Королев, сказав лишь: «Алеша прав».

«Восход-2»

На возращении в корабль Леонова приключения для этого экипажа не закончились. При подготовке к посадке не сработала система автоматической ориентации на Солнце, и поэтому вовремя не включилась тормозная двигательная установка. Космонавты вынуждены были садиться не в автоматическом, а в ручном режиме.

И тут оказалось, что содержание кислорода в кабине превышено шестикратно. Малейшая искра в контактах могла вызвать пожар и взрыв. Космонавтам повезло: ничего не искрило. Но аварии продолжались. Сработал клапан разгерметизации. И опять повезло — Леонов и Беляев были в скафандрах.

Эта была первая посадка в ручном режиме. Обнаружилось, что с рабочего кресла космонавта нельзя заглянуть в иллюминатор, чтобы оценить положение корабля. Начинать же торможение можно было только сидя в кресле в пристегнутом состоянии. Из-за этой нештатной ситуации была потеряна необходимая при спуске точность. В результате приземлились космонавты 19 марта далеко от расчетной точки посадки, в глухой тайге, в 180 километрах северо-западнее Перми.

Фото: NASA

Нашли их не сразу, посадке вертолетов помешали высокие деревья. Поэтому ночь космонавтам пришлось провести около костра, используя для утепления парашюты и скафандры. Группа спасателей добралась до космонавтов на лыжах только на следующие сутки. На месте посадки построили бревенчатую избушку-шалаш для ночлега. Площадку для приема вертолета приготовили только 21 марта. В тот день на борту Ми-4 космонавты прибыли в Пермь.

20 октября 1965 года Международная авиационная федерация (ФАИ) утвердила мировой рекорд продолжительности пребывания человека в космическом пространстве вне космического корабля 12 минут 09 секунд, и абсолютный рекорд максимальной высоты полета над поверхностью Земли космического корабля «Восход-2» — 497,7 километра.

Позже, на государственной комиссии после полета, Леонов сделает самый короткий в истории космонавтики доклад: «В открытом космосе жить и работать можно».

Еще по теме
Астрофизики нашли «невозможные» галактики без темной материи
Ученый выдал фото колбасы за снимок звезды
Россия запустит первый квантовый спутник
Комфортные для человека пещеры нашли на Луне
смотреть все
Обсуждение (5)