НАВЕРХ

Вторая жизнь, или Как появляются картины на перьях

Сын охотника из сибирской глубинки много лет назад спросил у отца, можно ли дать вторую жизнь перу из крыла птицы... Сейчас Артур Мурзаханов — замдиректора «Розаповедцентра» и немного волшебник. Он научился оживлять перья, создавая на них картины.

Родился Мурзаханов в Омской области в семье охотника. С детства был знаком с дикой природой, знал ее и любил. А когда подрос, стал помогать отцу в нелегком труде.

«Я помню, что мы с отцом добыли красивую птицу. Ощипали. И я смотрю на нее, остался только кусок мяса. И я подумал, а можно ли дать ее перьям вторую жизнь? И спросил об этом у отца», — вспоминает Мурзаханов.

Суровому охотнику было не до художеств и выдумок, нужно было добывать хлеб. Но тогда он внимательно посмотрел на перья и сказал сыну: «Вырастешь и придумаешь, что сделать».

По прошествии лет тот эпизод почти стерся из памяти молодого человека. Он вырос, поступил в военное училище, переехал в город Ачинск Красноярского края. Жизнь пошла своим чередом...

Живопись как лекарство

Стремление к творчеству проснулось неожиданно, в один их самых критических моментов, когда он попал в больницу в тяжелом состоянии и балансировал между жизнью и смертью. Тогда ангелом-хранителем для него стала заведующая отделением больницы Зинаида Рябцева.

«Она однажды подошла и говорит: "Сынок, мы все равно тебя вытащим с того света, но нужно, чтобы ты не думал о болезни. Займись чем-нибудь. Собирай марки, монеты, рисуй. Начинай что-то делать руками"», — рассказывает собеседник. 

Он задумался и вспомнил, что еще в школе немножко «малевал», даже стенгазету делал. И решил, что пойдет в ученики к именитому местному художнику Виктору Логинову, с которым уже был немного знаком.

Когда ему стало чуть легче, выпросил в больнице «увольнительную» и, шатаясь от слабости, пошел к художнику. Живописец, выслушав гостя, неожиданно признался, что и в его в жизни приключилась такая же история — чтобы справиться с болезнью, он начала писать.

«Я взял у него всего пять уроков, но эти уроки были уникальны», — говорит замдиректора «Росзаповедцентра».

Художник не собирался жалеть своего ученика. Мурзаханов вспоминает, что его заставляли переписывать один пейзаж по пять раз, пока наконец результат работы не удовлетворял учителя.

Холст на траве

Профессиональным художником-пейзажистом Мурзаханов не стал. Посвятил свою жизнь природе, сначала став биологом-охотоведом, а потом — государственным инспектором.

Прекратив охоту на зверя, он стал его охранять. Ружье навсегда осталось висеть на стене, его госинспектор сменил на фотоаппарат.

Но интерес к живописи не пропал. Порой он писал на холсте, пока однажды не понял — это не интересно. Затем начал создавать картины на бересте. Но вскоре эта идея стала популярна среди многих художников и вновь перестала «цеплять».

Однажды, будучи в лесу, он наткнулся газами на птичье перо на траве. И вспомнился давний разговор с отцом и его слова: «Вырастешь и придумаешь, что сделать из перьев».

Начинать с нуля

«Я набрал перышек и начал писать. Но краска не ложилась. Перо же не обезжиренное. Пробовал акрилом, масляными красками, но нет!» — описывает первый опыт собеседник.

Настойчивые попытки найти идеальный материал для изображений на пере не прекращались. Рабочий стол был заставлен бутылочкам с различным растворителями, здесь же — мольберт, стояли емкости с разными видами красок, россыпью лежали перья.

На четвертый день пришел с работы, опять сел за стол, взял перышко, попробовал первый растворитель, взял краску: «Не идет. А сам в телевизор посматриваю. И сидел пробовал-пробовал и вдруг гляжу на перо — а краска стала прекрасно ложиться. А что с чем мешал не запомнил!».

Окрыленный успехом на следующий день Мурзаханов пытался повторить сделанное. И ему это удалось. А дальше стал совершенствоваться в мастерстве — начал думать, что сделать, чтобы перо лежало ровно, придумал крепление.

Со своеобразными холстами сначала также возникли проблемы, после тщательных подборов мастер понял — нужны крупные маховые перья из крыла. Но где их взять? Сейчас, конечно, проблем с материалом нет. Его друзья-инспекторы со всей России, если находят подходящее перо, отправляют художнику.

А много лет назад, в поисках нужных «холстов» он пошел на птицефабрику. Но и там развели руками. Птица на фабрике не дорастает до возраста, когда формируется маховое перо. Оставалось только собирать в лесах.

«Гордость тогда была, что изобрел роспись на перьях. Но сын спустил с небес на грешную землю», — с улыбкой вспоминает мужчина. Сын-школьник прекрасно умел искать информацию в интернете. И он сказал отцу, что в мире есть еще живописцы, работающие по перьям. Несколько мужчин, а также и женщина с Аляски прекрасно владели техникой. 

Но эта информация нисколько не расстроила художника. Он нашел свой вид изобразительного искусства и расставаться с ним не собирается.

Модели для волшебного пера

Сейчас у Артура Романовича есть и свои постоянны покупатели, и свои любимые модели — животные России. Ему часто задают вопросы: где он берет время на кропотливую работу по росписи перьев и нужно ли для этого вдохновение.

«Я часто отшучиваюсь, что люблю жизнь, а жизнь без действия, без занятости — невозможна», — рассказывает Мурзаханов.

А без вдохновения нельзя браться за многие дела, считает он. В каждую картину на пере он вкладывает кусочек души, иначе она не выйдет «живой», в ней не будет энергетики, притягивающей взор.

Одна из любимых картин замдиректора «Росзаповедцентра» — лиса из Баргузинского заповедника. Он рисовал ее с фотографии. С рыжей обитательницей заповедной территории Мурзаханов познакомился в то время, когда работал руководителем оперативной группы «Баргузин».

Пушистая плутовка вскоре стала любимицей госинспекторов. С благодарностью принимала угощение от людей, доверяла им и всегда была готова позировать для фото. Но о взаимной любви зверя и охраняющих его людей узнали браконьеры...

«Один очень плохой товарищ догнал ее на снегоходе и задавил. Просто так убил! И до сих пор я смотрю на ее фотографию и складывается впечатление, что она на меня глядит с укором: "Почему ты меня не сохранил? Почему ты уехал?"» — с грустью говорит защитник дикой природы. 

Сейчас в планах директора заповедного центра написать картины в подарок для каждого заповедника России, чтобы навсегда запечатлеть зверей, ставших символами охраняемых территорий. Чтобы на волшебных перьях остались жить и пушистые соболи, и рыжие лисы, и горделивые дальневосточные леопарды, и хозяева тайги — бурые медведи.

Фото: © предоставлено Артуром Мурзахановым
Еще по теме
Новосибирский левша создал самую маленькую матрешку
Спрос на книги о Гарри Поттере вырос в Омске
Карандашную фабрику в Томске превратят в памятник
Вандалы против искусства: самые многострадальные шедевры
смотреть все
Обсуждение (0)