НАВЕРХ

Ночная жизнь подземки. ФОТОРЕПОРТАЖ

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru
Работа подземки ночью не замирает ни на секунду. После прибытия последнего поезда и закрытия дверей станций сразу же, в считанные минуты, начинается процесс подсчета денег, техосмотров, уборки и обслуживания. Сотрудники новосибирского метро показали работу ночной смены и ответили на вопросы о возможности проникнуть в тоннель под покровом темноты.

ЖЕТОННЫЙ МОШЕННИК

Последний поезд метро прибывает на станцию «Площадь Маркса» в 00.17. Это самая большая станция по пассажиропотоку в городе — ежедневно через нее проходят 42 тысячи пассажиров. Из вагона выходят компания подвыпивших друзей, нарядная девушка с букетом роз, семья с детьми. Все спешат к выходу.

Когда последний пассажир покидает станцию, сотрудники полиции закрывают входы, вставляя металлические штыри в пазы в дверях. За дверями метро снаружи станции кто-то играет на баяне и поет «На войне» «Агаты Кристи». По этот аккомпанемент на станции гаснет половина ламп. Так экономят электричество. Но работа в метрополитене не прекращается.

Комиссия, в составе которой старший оператор, контролер, оператор,  выкатывает тележку и раскладывает холщовые мешки. Тележка оказывается из магазина «Мегас». Как поясняют сотрудники, ее когда-то завезли на станцию пассажиры и бросили. В метро ее приспособили для развозки мешков.


Специальным ключом работница открывает «чрево» турникета и оттуда в мешок с монотонным звоном высыпаются жетоны. После этого их на специальном кассовом аппарате считают. На станции всегда должен быть запас жетонов. 

«Однажды стали попадаться вместо жетонов заготовки. Вес и размер совпадает с жетонами, она (заготовка) перекрывает светодиод, и пройти человек может. Вставали в итоге к автоматам и заставляли показывать жетоны, так этого мужчину вычислили», — рассказала начальник станции «Площадь Маркса» Елена Еремина.

Затем комиссия выгружает деньги из автоматов по продаже жетонов. Всего собирают 27-28 килограммов денежных монет ежедневно, летом чуть меньше. В мешках деньги везут в помещения, которые находятся вдоль тоннеля. Именно туда ведет мостик с ограждением в конце платформы. Купюры считают вручную, монеты тоже на кассовом аппарате.

«В Москве другая система — там карточки, в Харькове — по билетам проход, но там нет кассиров, только автоматы. В вестибюлях, где маленький пассажиропоток, нет смысла держать кассира, есть автоматы. Только менталитет наш, к сожалению, не позволяет от кассиров отказаться. Всем надо к кассиру, например, с крупной купюрой», — сказал замначальника службы движения метрополитена Владимир Гоголев.

ТОННЕЛЬ ОБЕСТОЧЕН

Пока комиссия выгружает жетоны и пересчитывает деньги, дежурная станционного централизованного поста Анна Зозуля отдает команду на обесточивание станции. В аппаратной, где работает Зозуля, на большой экран выводятся изображения с камер видеонаблюдения, слева от него пульт управления стрелками, сигналами на станции. 

По громкой связи слышно перекличку: каждый дежурный по станции, начиная с «Заельцовской», говорит о необходимости обесточить контактный рельс. Затем энергодиспетчер, который находится в управлении метрополитена, полностью снимает напряжение и передает данные о том, что напряжение с контактных рельс снято, поездному диспетчеру.

Вся процедура снятия напряжения по всему метрополитену занимает две минуты, в экстренном случае все происходит быстрее.


«В чрезвычайной ситуации, например, при падении человека, сотрудник станции может дать заявку энергодиспетчеру о снятии напряжения с обязательным установлением причины», — сказала Зозуля.

В обычном режиме напряжение снимается в 00.43, подано оно будет в 05.10. После обесточивания дежурная делает объявление для рабочих, что напряжение снято и они могут заходить в тоннель. Сотрудники делают осмотр пути, при необходимости ремонт, покраску, замену каких-то деталей.

Рабочие передвигаются от станции к станции на дрезине. Она развивает скорость до 40 километров в час и может пройти по Ленинской ветке за 20 минут. Поезд едет быстрее: 60 километров в час и расстояние от «Заельцовской» до «Площади Маркса» с остановками проходит за 16 минут.

Водитель дрезины Сергей Кузьминых говорит, что управлять ей не сложнее, чем автомобилем на механике. На вопрос о больших крысах в тоннелях улыбается: «Это все анекдоты». Привидений в тоннеле тоже не видели.

В это же время уборщицы начинают мыть пол на станции. По словам Ереминой, сами пути моют раз в месяц, а каждые три месяца ездит поливомоечный поезд. 

Что касается обслуживания освещения, лампы в тоннеле меняют электрики с обычных лестниц. Они два-три раза в месяц проходят тоннель и, если обнаруживают перегоревшие, вкручивают новые.


ГРАНАТА В МУСОРКЕ

По словам Гоголева, таких случаев, как в московском метро, где пара диггеров занималась сексом в тоннеле, в новосибирской подземке не было. Никто ночью вообще не проникал в тоннели: «Проникнуть на станцию ночью нереально, она закрыта, спрятаться тоже невозможно в принципе. Станции небольшие. У нас не было таких случаев. Были случаи, когда разбивали витражи, попадали на вход, но их тут же задерживали сотрудники полиции».

А вот днем прецеденты случались. Некоторые пассажиры прогуливались по тоннелю, но таких быстро вытаскивали. Так, в 2013 году пьяный мужчина спрыгнул на пути на станции «Речной вокзал» и пошел по тоннелю в сторону станции «Октябрьской». Пути обесточили, а мужчину увезли в полицию. Такие прогулки могут обойтись в 30 тысяч рублей штрафа.

Кстати, вопреки расхожему мнению, погибнуть от удара током на путях очень сложно. «Контактный рельс под козырьком платформы укрыт трудновоспламеняющимся материалом. Рельсы без напряжения. Если человек упал, надо лечь между ниток рельсов и лежать спокойно, ему помогут», — сказала Еремина.

Безопасность в метрополитене удается обеспечивать благодаря видеонаблюдению и рамкам на входе. Пункты видеонаблюдения есть не только в аппаратной, но и в помещениях поездного диспетчера и полиции. Только на станции «Площадь Маркса» порядка 68 видеокамер. Записи хранятся до восьми дней, но есть и возможность их архивирования.

«Был такой случай года четыре назад. Мужчина зашел на станцию, увидел, что стоят рамки. Он не пошел в метро, вышел, выкинул гранату в мусор. Мы побежали к сотрудникам полиции, сказали, что-то он выкинул, достали учебную гранату», — рассказала Еремина.

По ее словам, многие пассажиры не знают, что в каждом турникете есть средство радиационного контроля. «Там датчики стоят и при превышении уровня радиации они подают сигнал. Контролер, услышав сигнал, звонит по телефону и начинают работы. Но случаев не было», — сказала Еремина.

Начальник станции говорит, что не понимает зацеперов, которые катаются снаружи вагонов. Это опасно. Полицейские добавляют, что на серийного зацепера, прокатившегося снаружи вагона по метромосту, уже есть фоторобот, и его неминуемо вычислят.




Фото: Владимир Сараев, Sibnet.ru
Еще по теме
Россия до 2030 года потратит на развитие авиации 770 млрд рублей
Помощник президента усомнился в нужности аэропорта в Шерегеше
Движение по четвертому мосту в Новосибирске откроется позже срока
Алтай и Ямало-Ненецкий округ связали прямые авиарейсы
смотреть все
Обсуждение (7)