НАВЕРХ

Байкальский Чернобыль, или Что случилось на Усольехимпроме

Фото: © пресс-служба правительства Иркутской области

«Усольехимпром» в Иркутской области — некогда крупнейшее химпредприятие от Урала до Владивостока обеспечивало работой тысячи человек. Сейчас его «труп» отравляет воздух, воду и землю: на промплощадке остались сотни тонн ядовитых веществ. Пока власти делят сферы ответственности, ученые и спасатели бьют тревогу— токсичные отходы угрожают жизни людей. 

«Усольехимпром» начал работу в городе Усолье-Сибирское в 1936 году. За полвека вырос в крупнейший за Уралом завод по производству хлора, каустической соды, перекиси водорода, кислорода, азота, лаков и эмалей, бытовой химии, обеспечивая работой в лучшие годы более 10 тысяч человек. 

После развала СССР, в 1993 году предприятие стало акционерным обществом, а в 1998 году на заводе остановил работу цех ртутного электролиза, в технологическом цикле которого находилось около 200 тонн ртути. О начале демеркуризации (ликвидации ртутных отходов) тогда не задумались.

В 2003 году предприятие было признано банкротом и сменило собственника. «Усольехимпром» выкупили новые владельцы, но сократили линейку производства и часть сотрудников. В 2012 году прошла очередная волна кадровых сокращений, а 2017-м завод окончательно разорился. 

После остановки крупнейшего за Уралом химического производства владельцы бросили на произвол судьбы территорию, заполненную токсичными отходами. Ядовитый «труп» химпрома стал излюбленным местом посещения охотников за металлом и головной болью для сотрудников подразделения «Гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций» (ГО и ЧС).

Сотни тонн ртути

Пока предприятие работало, особой опасности для горожан оно не представляло. Даже заброшенный цех ртутного электролиза находился под присмотром. После банкротства территория цеха превратилась в мину замедленного действия, сказал Sibnet.ru начальник ГО и ЧС по городу Усолье-Сибирское Виталий Лазарев.

«Никаких процедур по ликвидации не провели. Вот поэтому там превышен уровень предельно допустимых концентраций (ПДК) примерно в 200 раз. В цехе ртутный шлам хранился бочках. Когда предприятие обанкротилось, бочки украли, шлам рассыпали. Но цех как стоял, так и стоит. Заходить в него очень опасно, плиты свисают на арматуре и могут в любой момент обрушиться», — объяснил Лазарев.

Фото: © кадр из видео на канале «Вести Иркутск» на YouTube

Длина шламохранилища цеха ртутного электролиза почти километр, ширина — 600 метров. Практически вся территория заполнена ртутным шламом. Его концентрация — 84 грамма на килограмм земли. 

Фактически хранилище можно назвать техногенным ртутным месторождением, прокомментировал Sibnet.ru старший научный сотрудник иркутского Института геохимии имени Виноградова СО РАН Михаил Пастухов.

«Это шламохарнилище давно используется не по нормативам. Когда проходили талые воды через территорию предприятия, случилось переполнение и вода перелилась из него. И вокруг шламохранилища в непосредственной близости встречаются участки почвы с большими концентрациями, в десятки и сотни раз превышающими ПДК», — сказал эксперт.

Здание отравляет ядовитыми выбросами не только почву, но и воздух. На территории шламохранилища ученые стабильно фиксируют максимальную концентрацию вредных веществ в воздухе. 

«Цех ртутного электролиза постоянно парит. Наш прибор зашкаливает — 22 тысячи нанограмм на кубический метр, а большие концентрации прибор не показывает. Но на небольшом удалении от цеха ртути выше ПДК в воздухе нет. Тут, скорее всего, идет подъем куда-то выше в более высокие атмосферные слои. А ветры в большинстве случаев дуют в сторону Байкала по долине реки Ангары», — сказал старший научный сотрудник.

#Квадраты
Живописные скелеты забайкальской экономики

Но главная опасность — не загрязнение почвы и воздуха, а отравление подземных вод, отмечает Пастухов. Под цехом находится около 340 тонн ртути. Пока они не могут попасть в подземные воды — их сдерживает подушка из водоупорной глины. 

Но надеяться на то, что она будет сдерживать тонны отходов вечно, нельзя. Специфика региона — высокая сейсмичность — создает дополнительные риски «досрочного» попадания ртути в воду. Уже сейчас талые воды уносят ртуть в Ангару, а затем в Братское водохранилище. 

По предварительным подсчетам института геохимии, в верхней части водохранилища уже находится примерно 77-80 тонн ртути. И с этим ничего уже не сделаешь, резюмировал Пастухов.

Чудом избежали катастрофы

Лазарев указывает и на другую опасность — на территории бывшего предприятия находятся емкости с четыреххлористым кремнием. В июне 2018 года одна из них едва не привела к трагедии для города: вандалы, охотившиеся за металлом, опрокинули железнодорожную емкость с четыреххлористым кремнием, произошла ее разгерметизация.

«Облако до города не дошло. Но была такая опасность. Четыреххлористый кремний при испарении выделяет хлористый водород, а он при соприкосновении с влагой образует соляную кислоту. И в легких человека, который дышит хлористым водородом, образуется соляная кислота», — сказал Лазарев.

Фото: © пресс-служба правительства Иркутской области

Периодические набеги вандалов угрожают жизни тысяч человек в городе Усолье-Сибирское не только отравлением: на территории бывшего предприятия находятся узлы коммуникаций электроснабжения и теплоснабжения города. И несколько раз действия «налетчиков» едва не привели к катастрофе.

«В любой момент может остаться тот же городской водозабор без электроснабжения. Водозабор останется без электроснабжения, встанет ТЭЦ. Встанет ТЭЦ зимой в Сибири — это катастрофа. Поэтому мы всегда обязаны охранять территорию химпрома, чтобы избежать потенциально опасных для города ситуаций», — объяснил начальник ГО и ЧС.

Ничья земля?

Участившиеся случаи мародерства заставили правительство Приангарья ввести в городе режим чрезвычайной ситуации, это позволило выделить деньги из бюджета области на охрану предприятия и закрыть несанкционированный доступ на опасную территорию. Но решение проблемы с утилизацией отходов вновь забуксовало.

Как выяснилось, и земля, и недвижимость на территории бывшего предприятия принадлежат разным собственникам, сообщил старший помощник прокурора Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры Наталья Рягузова.

«На территории промплощадки расположены около 400 объектов недвижимости, имеющие различных собственников. Основная часть земельных участков находится в собственности РФ. Но помимо федеральных земель, территорию площадки составляют землю муниципалитета, частных лиц. Отсутствие единого собственника земли и объектов является серьезной юридической проблемой, замедляющей процесс ликвидации накопленного вреда», — отметила Рягузова.

Фото: © пресс-служба правительства Иркутской области

И до сих пор чиновники не могут ответить, чем именно занимаются отдельные частные организации и какую хозяйственную деятельность ведут на на территории предприятия, оставившего после себя полуразвалившиеся здания и токсичные отходы. 

«Информацией о видах хозяйственной деятельности, осуществляемой на промплощадке "Усольяхимпрома", в настоящее время министерство не располагает», — ответили в министерстве на запрос Sibnet.ru.

С другой стороны, даже при большом желании, прибрать ядовитый мусор за бывшим собственником химпрома правительство области не может. По закону никто не имеет права ликвидировать последствия на землях, находящихся в федеральной и частной собственности, кроме самих владельцев земли. 

#Репортаж
Солдат-призрак и маки украсили военные развалины

Единственное, что удалось сделать в 2018 году, чтобы купировать ситуацию с набегами мародеров, — выделить деньги из региональной казны на обследование территории цеха ртутного электролиза и подготовить проект по демеркуризации, а также взять под охрану опасный объект. 

Хотя и это сделали, как выяснилось, благодаря настойчивости прокуратуры. А 5 ноября 2019 года надзорное ведомство, устав от взаимного перекладывания ответственности со стороны чиновников разного уровня, направила иск в суд — с требованием обязать региональное Минприроды провести инвентаризацию территории промплощадки, чтобы иметь четкое представление о накопленных вредных веществах. 

После того, как ущерб оценят, прокуратура направит в суд еще один иск — уже с требованием начать предварительное расследование и дать уголовно-правовую оценку действиям, либо бездействию со стороны должностных лиц. 

В прокуратуре добавили, что открытого противодействия работе надзорного ведомства со стороны госорганов, безусловно, нет. Но и большого рвения в решении проблемы чиновники не проявляют.

«Основная инициатива по ликвидации вреда промплощадке исходит от прокуратуры, а не от уполномоченных органов власти. Но прокуратура является надзорным ведомством, а не контрольным, и подобная ситуация не может считаться правильной», — резюмировала Рягузова.

Ядовитая рыба «Чернобыля»

В 2019 году на проблему «Усольехимпрома» обратили пристальное внимание федеральные власти. Глава Росприроднадзора Светлана Радионова после визита на промплощадку назвала бывшее предприятие экологическим Чернобылем. 

В ноябре федеральное Министерство природных ресурсов и экологи объявило о создании рабочей группы, специалисты которой (разных уровней) будут думать, как решить вопросы ликвидации ртутного загрязнения. 

Региональные власти при этом попросили Минприроды РФ включить проект по рекультивации отходов «Усольехимпрома» в нацпроект «Экология», чтобы получить софинасирование из федерального бюджета.

Эпитет Радионовой возмутил местные власти. В региональном Минприроды заявили Sibnet.ru, что это сравнение некорректно, и заверили, что «предпосылок для второго Чернобыля в области нет». 

Но токсичные отходы не будут дожидаться, пока чиновники решат, как правильнее их называть и разработают план действий. Они бездушно и практически беспрепятственно травят воду, воздух и землю. А последствия этого уже ощущают на себе люди, живущие поблизости.

«Промплощадка находится в 1,5 километра от Ангары, а это наша центральная питьевая артерия. Сейчас в некоторых прибрежных селах народ живет очень бедно, и рыба занимает одно из первых мест в рационе питания. У людей из сел есть медицинские показатели, указывающие на ртутное отравление — тремор и умственная отсталость у детей. Надо закрывать все это дело срочно», — подвел итог старший научный сотрудник иркутского Института геохимии.

Еще по теме
Локоть заявил о борьбе с волной запаха в Новосибирске
Фильм о нищете и выживании на Байкале признан лучшим
Самолет вызвал дождь в Красноярском крае
Бердчане пожаловались Путину на строительство мусорного полигона
смотреть все
Обсуждение (3)