НАВЕРХ

Оборотень в сюртуке

Кадр из фильма "За двумя зайцами"

Почти сто лет назад, в апреле 1914 года, был арестован самый известный в Сибири полицейский Бернгардт Висман. О нем охотно писала пресса тех лет и до сих пор вспоминают нынешние средства массовой информации.

Бернгардт Висман — фигура колоритная и противоречивая. Он был этническим немцем, родившимся в Риге, и поэтому в Сибири его часто называли латышом. Он служил на разных полицейских должностях в Колывани, Каинске, Томске, Новониколаевске (сейчас Новосибирск), а в 1908 году возглавил городскую полицию нынешнего Новосибирска. Имел богатырское телосложение, большую физическую силу и крутой нрав. Не останавливался перед тем, чтобы лично "поучить" хулигана резиновой дубинкой или ударить головой о стену. Бандиты, один раз встретившись с беспощадным полицмейстером, второй встречи избегали; многие просто покинули в то время город. Простые новониколаевцы не могли нарадоваться на сурового начальника. И начальство им вторило.

Вот цитата из приказа главы Томской губернии (в состав которой входил тогда Новониколаевск) Карла Нолькена: "29 мая сего года в Новониколаевске мною был произведен смотр полицейской команды и ночной охраны города. Представленные мне люди имели молодецкий вид, оружие их — револьверы и шашки — в совершенной исправности и вполне готовы к употреблению, лошади под конными полицейскими хороши. Люди проверялись в стрельбе из револьверов и умеют владеть оружием. Произведенные при мне движения были стройны, ответы толковы, во всем видна заботливость и дисциплина. В Новониколаевске, как мне известно, за последнее время прекратились грабежи и убийства, жители имеют возможность безопасно передвигаться по городу во всякое время дня и ночи, и представившаяся мне депутация горожан и купечества засвидетельствовала свою благодарность за введение новых условий в городе, благодаря организации полиции под руководством вновь назначенного заведывающего…"

На счету Бергардта Висмана задержание нескольких опасных преступников, имевших российскую известность, причем задержания проводились с риском для жизни: однажды несколько пуль пробили его одежду. Висман, безусловно, был смелым человеком. Известен случай, когда в Колывани он бросился в горевший дом и вынес из пожара детей и икону.

Однако была в деятельности полицмейстера Висмана и темная сторона: он умело и быстро организовал в городе беспощадный рэкет, которому подвергались хозяева питейных заведений, домов терпимости и еврейские предприниматели. Для евреев в царской России существовала черта оседлости, и они вынуждены были платить полиции процент со своих доходов, чтобы жить спокойно. Дома терпимости существовали на законных основаниях, но вместо семи официальных в городе при Висмане их насчитывалось более сотни, и каждое заведение платило дань полиции. А трактиры и рестораны Висман просто разорял непомерными требованиями; если хозяин упрямился, начальник полиции сажал его в каталажку и держал до тех пор, пока не получал свое. В итоге в некоторых газетах стали появляться возмущенные статьи и заявления по поводу методов "работы" новониколаевского полицмейстера.

Новый томский губернатор Николай Гондатти поначалу поддерживал Висмана: "За время пребывания в Новониколаевске 2-4 ноября текущего года я лично убедился в прекрасной там постановке наружной полицейской службы и видел молодцеватых, дисциплинированных, знающих свое дело нижних чинов как дневной, так и ночной охраны, за что выражаю и. д. новониколаевского полицмейстера коллежскому регистратору Висману мою искреннюю благодарность, а нижним чинам объявляю спасибо".

Но личное "спасибо" губернатора, объявленное осенью 1909 года, не помогло. В ответ на заявления обиженных коммерсантов уже в феврале 1910 года он переводит Висмана в Томск, а в марте подписывает его прошение об отставке. Начинается судебное следствие о преступлениях бывшего полицмейстера и его команды — наверное, самое громкое "дело оборотней в погонах" в царской России тех лет. Следствие продолжается четыре года. В апреле 1914 года Висман и семеро его сослуживцев садятся на скамью подсудимых и получают приговор: восемь месяцев арестантских рот каждому. Удивительно мягкий приговор, но, вероятно, суд учел, что работала полиция при Висмане, с точки зрения обывателей, отлично. А вот после его ухода в Новониколаевске началась преступная вакханалия: той же весной за сухарным заводом нашли труп убитой девушки; на улице убит колыванский мещанин Николаев; грабители на Пасху ночью пролезли в окно и перебили цыганскую семью — старика со старухой, их сына с женой, их дочку… Наступившая Первая мировая война с ее беженцами, мобилизацией, дефицитом продуктов усугубила криминальную обстановку в городе.

В дальнейшем следы Висмана теряются. По одним данным, он вернулся в Ригу, спокойно жил там до прихода советских войск в Латвию, затем был арестован и дни свои закончил в ГУЛАГе; по другим данным, проживал в Алма-Ате, арестован и расстрелян осенью 1938 года.

Еще по теме
Детей в гимназии Барнаула поили компотом с опарышами
Жители Кузбасса раскритиковали будущий памятник медработникам
Власти изменят облик популярнейшего сквера Новосибирска
Прокуратура отсудила бомбоубежище в Новосибирске у «Вимм-Билль-Данна»
смотреть все
Обсуждение (4)