НАВЕРХ

В плену семейного несчастья

Фото с сайта vicentvercher.wordpress.com

Вопрос домашнего насилия в нашей стране стоит достаточно остро. Большинство случаев жестокого обращения с женщинами происходит, увы, в "теплом семейном кругу". Как быть слабому полу, если закона против тиранов в России пока не придумали?

Для многих женщин семейный очаг давно стал настоящим бытовым адом. Порой, приходя вечером в собственную квартиру, слабый пол терпит унижения, угрозы, а зачастую и побои от собственного мужа. Не утешает и знаменитая поговорка "бьет — значит любит", от жестокого обращения страдают сотни тысяч женщин. Как утверждают социологи, это заниженные показатели. В России не ведется специальная статистика таких инцидентов, только соцопросы.

В некоторых странах предусмотрены законы, которые предотвращают семейное насилие. Например, во Франции в 2009 году был разработан законопроект, предусматривающий наказание даже за словесное оскорбление в семье. Подобные законы худо-бедно работают на Украине, в Кыргызстане. Год назад закон о профилактике домашнего насилия был принят в Казахстане.

Весьма печально, что в России нет такого закона, который бы оградил женский пол от домашних тиранов. "Можно понести наказание за причинение вреда здоровью, жизни или за сексуальное насилие, — говорит пенсионер новосибирского МВД Александр (фамилию просил не называть). — Но предупредить бытовые побои государство не может. Как известно, никто не вправе вмешиваться в частную жизнь, если там еще не произошло преступление. Закон действует только после".

Что обычно происходит, когда женщина, обороняясь от мужа, звонит в милицию? В одном из новосибирских участковых пунктов заверили, что редко когда дело оканчивается статьей. "Доставят его в РУВД. Если пьяный, то в вытрезвитель отвезут. Причем, часа через 2–3 отправляют обратно домой", — рассказал один из участковых. — Разве только для галочки это делают, а так он им вовсе не нужен". Максимальное наказание за тиранию — 15 суток в КПЗ. Но судьи очень лояльные, и даже на время дистанцировать агрессивного мужчину от семьи очень сложно. "Даже если речь идет о полном подонке, который открыто не дает покоя всем в доме, — продолжает участковый. — Назначит ему судья штраф в 500 рублей, на этом все и заканчивается".

Добиться наказания для мучителя — дело особой трудности. По словам сотрудников правопорядка, "наскрести" на 111-ю статью (причинение тяжкого вреда здоровью) можно примерно через год, после регулярных обращений в милицию. Ситуация осложняется тем, что при таких инцидентах всегда отсутствуют очевидцы. "Свидетели нужны для раскрытия любого преступления, будь то кража или побои, — продолжает собеседник. — А все эти домашние драки никем не замечаются — соседи обычно ничего «не видят и не слышат»". Также завести уголовное дело порой мешает примирение супругов. Как показывает практика, 70% женщин забирают свои заявления обратно.

В случае семейного насилия важно не только прибегать к крайним мерам и обращаться за помощью в органы правопорядка, женщине нужна и психологическая помощь. В отличие от Запада, где ходить парами к психотерапевту стало давней традицией, в России этим пренебрегают. Зачастую под страхом стыда женщина предпочитает молчать о регулярных унижениях. "Есть ситуации, когда человек рассказывает психологу об изнасиловании спустя много лет, — говорит заведующая отделением помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, Центра социальной помощи семье и детям "Заря" Наталия Гурская. — У таких проблем нет срока давности. Но все же чаще жертвы агрессии молчат об этом всю жизнь — менталитет не позволяет большинству обращаться к специалистам".

Тем не менее, в Новосибирске за последние 15 лет было создано более десятка центров психологической помощи таким женщинам. По словам директора Центра психолого-педагогической и медико-социальной помощи "Радуга" Светланы Лабецкой, стольких нет даже в Москве. В середине девяностых по Новосибирску их услугами пользовалось в среднем 2 тысячи человек в год. Сейчас эта цифра выросла до 8 тысяч женщин. "В основном за помощью обращаются женщины 35–45 лет, — рассказывает Наталия Гурская. — Так как наш центр муниципальный, то в основном это малообеспеченные люди".

Чем обычно заканчивается такая практика? Специалисты говорят, что жертвы агрессии очень редко расстаются со своими мужьями. "Хоть русские женщины — самые несгибаемые в мире, им сложно что-то кардинально менять, — продолжает Наталия Гурская. — Лишь единицы находят в себе силы уйти из семьи и искать другого спутника".

Самое плачевное, что измененное внутреннее состояние женщины после помощи психолога почти не делает ситуацию иной. Как отмечают специалисты, в семье все встает на прежние рельсы, и склонный к агрессии муж вряд ли изменится. По словам Наталии Гурской, случаев повторных обращений в центр помощи много. Особенно это касается семей с алкозависимыми мужчинами. "Есть семьи, где личность разрушается посредством алкоголя и заставляет других подстраиваться под себя, — говорит психотерапевт новосибирской клиники "Инсайт" Игорь Лях. — Это самое худшее. В таких случаях развод нередко служит лучшим выходом из положения".

Еще по теме
Захарова рассказала о Лаврове в жизни и на работе
Отшельнице Агафье Лыковой построили новый дом
Горбачев установил возрастной рекорд среди лидеров страны
Девяностолетняя невеста в Забайкалье расписалась с возлюбленным
смотреть все
Обсуждение (172)