НАВЕРХ

Именной обмен

Фото с сайта www.balloons.nm.ru

Живет себе человек на свете лет так 20 Анатолием или Еленой. А потом вдруг - ррраз! – и становится Альбертом или Дианой. Казалось бы, мелочь. Однако почему-то мы придаем имени большое значение. Чем мы руководствуемся при его выборе, нарекая детей? Почему, достигнув изрядного возраста, люди желают именоваться иначе?

Имя – это идентификационный код человека. И отношение к нему напрямую связано с ощущением себя в мире. Важно, как называют нас в детстве, юности. Какого рода прозвища достаются нам во дворе. Например, если у ребенка редкое имя, или просто забавно звучит, он постоянно отстаивает свое право на его ношение. Так формируется оборонительная позиция на всю жизнь.

По какому принципу искали имя для нас наши родители? Спросите у них, наверняка с этим связана некая легенда, или история. Часто папы настаивают на имени дочери, называя ее в честь первой возлюбленной, как, впрочем, и мамы сына - в честь своей первой симпатии. Одни хотят от имени просто красивого звучания. Другие – называют детей в честь бабушек-дедушек. Существует и мода: революционные Сталины, Ноябрины или сериальные Марианны и Альберты.

Наречение в честь святых по святцам – самая старая традиция. Основана она на том, что от ребенка ждут схожести с этим святым, повторения его качеств. Однако, даже, если кажется, что ваше имя досталось вам случайно, это только кажется. Может быть, родители хотели присутствия в вашем характере каких-то черт или что-то исключить. Бывает, что мамы и папы настолько большое значение придают выбору имени, что очень долго не могут остановиться на чем-то.

- Много лет назад в моей практике был такой случай, - рассказывает доцент кафедры практической психологии Новосибирского гуманитарного института Ольга Милашина. – У братьев-близнецов до двух лет не было своих имен. В результате отец ткнул пальцем в книгу с именами, и стал один Андреем, другой - Михаилом. До сих пор их имена путают.

Но ведь, уже состоявшись в жизни, случается, что человек решает изменить свой идентификационный код. Ольга Милашина считает, что дело во внушаемости:

- Нам кажется, что, поменяв имя, мы изменим свою жизнь, зададим ей другое направление. И если человек в это свято верит - так происходит часто, но не всегда. Но с тем же успехом можно было изменить имидж, обновить гардероб. Главное – запрограммировать себя на результат. Кто чаще прибегает к смене имени как способу терапии собственных неудач? Те же, кто верит в гороскопы, кто решается на пластические операции. Кого не устраивает собственная форма носа или губ. То есть люди, неуверенные в себе.

И получается, что перемена имени требует определенной смелости – но на это идут как раз те, кому этой самой смелости в жизни не хватает.

На тренингах Ольги Милашиной люди часто просят называть себя как-то иначе. То есть, в игре примеряют на себя другой образ, незнакомые функции, иное звучание себя. К примеру, когда взрослый человек желает, чтобы его называли уменьшительно-ласкательным вариантом его имени, ясно, что в роли ребенка ему комфортнее. Кто-то берет себе распространенное имя, взамен экзотического, чтобы быть «как все»: Инна вместо Ноябрина. Кому-то хочется повышенного внимания к собственной персоне, и они нарекают себя Аврорами или Стеллами.

По словам специалиста, часто именно женщины говорят, что хотели бы именоваться как-то иначе. Зато мужчины, не распространяясь об этом, просто идут и подают заявление в загс с просьбой переписать документы.

Правда, в ЗАГСах специальной статистики по «переименованиям» не ведется. Впрочем, начальник отделения ЗАГС Дзержинского района Новосибирска Наталья Ильющенко говорит, что имена меняют редко:

- В основном обращаются с просьбой поменять «весь комплект» – имя, фамилию, отчество или только фамилию и отчество. Трудно сказать, кто чаще решается на такого рода перемены. Особых всплесков нет, хотя, несколько лет назад бывали так называемые весенне-осенние обострения. В этот период обращались к нам больше желающих, и даже было так: меняли фамилию-имя-отчество весной, а осенью – обратно на старый вариант. Но это, скорее, исключение.

Но справедливости ради надо признать, что есть юные особы, которые хотят все и сразу, и относятся к именам достаточно легкомысленно. Студентка-филолог Елена Ларикова не скрывает:

- Всякий раз, меняя место жительство, можно менять имя – это достаточно мудро. Одно имя - один человек, когда у человека много имен, он многолик. Это чудесно. Хочу множество имен. Иногда приходится тяжело оттого, что ты один. Есть много вещей, которыми хотелось бы заняться, хотелось бы быть десятью, чтобы сделать в десять раз больше. Я не могу этого сделать, но можно хотя бы иметь много имен. Можно наполнить смыслом одно имя, но не хочется вкладывать в него слишком много смысла. А так, меняя имя, можно начать все заново.

Олеся Горгорова, специально для Sibnet.ru

Обсуждение (2)