НАВЕРХ

Охотники за развалинами

Кадр из к/фильма "Сталкер"

Мы не совершаем подвигов во имя прекрасных дам, не ходим в крестовые походы и кругосветные плавания – это немодно, скучно и противозаконно. Однако природная жажда адреналина толкает искать новые способы щекотать нервы. Дайвинг, прыжкы с парашютом, паркур – медово, да приелось. Несколько лет назад в Красноярске появились самые настоящие сталкеры, исследующие разрушенные цеха заброшенных заводов и недостроенные дома.

Некоторые объекты ЖКХ Красноярска легко можно сравнить с Зоной, которую описывают братья Стругацкие в фантастической повести «Пикник на обочине». Недостроенные и одновременно уже полуразрушенные здания института искусств и «КАТЭКНИИугля», шахты метрополитена, цеха телевизорного завода и шелкового комбината мирно соседствуют с современными постройками офисных зданий, крупных торговых комплексов и мультиплексов. Внушительные конструкции из железобетонных балок, строительный хлам, брошенные карьеры и поросшие сорняком вагончики своей сомнительной романтикой манят молодых людей, которые, вооружившись фотоаппаратами, отправляются исследовать опасную зону.

Первыми, кто обратил свое внимание на последствия тотальной индустриализации, была группа молодых людей – Илья, Иван и Маша (фамилии они попросили не называть). Они стали посещать заброшенные строения, фотографировать обстановку и вывешивать свои снимки в Интернете.

— Все началось с нашего увлечения фотографией, – говорит Иван, один из красноярских сталкеров. - Стандартные снимки природы или животных со временем стали казаться чем-то банальным, и в поиске новых идей мы обратили внимание на индустрию. Оказалось, что пробираться на стратегические объекты и заброшенные строения очень интересно, это такой скачок адреналина!

Красноярским сталкерам приходится не только проявлять недюжинную смекалку, чтобы миновать охрану, но и быть предельно аккуратными – практически все «незавершенки» находятся в очень ветхом состоянии. Кстати, несмотря на то, что все промышленные предприятия, стратегические объекты, стройки и мосты содержатся под усиленной охраной, пробраться на их территорию не составляет большого труда.

Несколько лет назад группа активистов «Гринписа» во главе с координатором антиядерного проекта Максимом Шингаркиным свободно проникла на особо охраняемую территорию ядерного хранилища в Железногорске и провела там более суток. Эту акцию они приурочили к годовщине террористических актов в Америке и в очередной раз доказали, что любой человек с любыми намерениями может пройти к объектам Минатома, не встретив никакой охраны. Таких объектов ребята «не берут», потому что главная их цель вовсе не доказать несостоятельность охраны или похитить что-то. Самое ценное, что ребята выносят из «зоны» – фотографии.

– У некоторых слово «красота» ассоциируется исключительно с лесом и бабочками, но есть и те, кому нравятся стройки и развалины, – утверждает Илья. – К тому же у нас есть единомышленники, которые не только поддерживают наше увлечение, но и дают какие-то советы. Подобные организации существуют не только в России, но и во всем мире, они поддерживают связь и обмениваются опытом.

Идея движения сталкеров действительно возникла благодаря повести братьев Стругацких. Красноярские сталкеры слегка модернизировали идею писателей и придумали свою легенду, в которую со временем поверили сами.

Человек своими неразумными поступками все сделал так, что на Земле появились места, которые больше не пускают к себе людей, – говорит Иван. – Внешне все выглядит обычно, и только разрушающиеся постройки напоминают об опасности, подстерегающей всех, кто появился в этом зловещем месте. Последствия каждого шага здесь непредсказуемы, а пройти через объект могут лишь сталкеры – ведь только они интуитивно чувствуют настроение зоны. Передвигаться здесь очень опасно, поэтому сталкеры проверяют путь с помощью палки или камня, который бросают в зону. Если направление выбрано правильно, то среда пропускает путника, а если нет – подает сигнал, что путь закрыт. И так – шаг за шагом. Кроме того, зона постоянно устраивает ловушки, которые каждый должен преодолеть сам, но, пройдя этот путь до конца, человек уже не в силах просто вернуться к обычной жизни, его тянет обратно…

Бывает и так, что на объект сталкер идет один. Ребята говорят, что внушительные конструкции из железобетонных балок и строительный хлам прекрасно лечат плохое настроение и хандру. Еще они говорят, что в заброшенных цехах можно отыскать массу интересного. По словам Ильи, он уже собрал целую коллекцию табличек с ценными указаниями, так популярными на производстве в советское время.

– Теперь у меня в офисе везде красуются надписи «Уходя, гаси свет», «Не стой под стрелой», «Выключи оборудование» и т. п. Еще одной частой находкой являются протоколы испытаний оборудования и личные дела бывших сотрудников. Выглядят они, как артефакты во время раскопок, и представляют собой спрессованные листки пожелтевшей бумаги, которые практически невозможно разъединить, – делится впечатлениями Илья.

Разрушенные строения всегда вызывали у людей смешанные чувства и представлялись чем-то таинственным и потусторонним. Больше всего слухов и мифов, по словам сталкеров, всегда ходило вокруг недостроенной высотки «КАТЭКНИИуголь». Одно время даже говорили, что это место облюбовали для себя сатанисты и ночами совершали там свои таинства. Многие красноярцы пытались пробраться к строению, залезть на самый верх и лично убедиться в том, чего нет. Тем, кому это удалось, могут рассказать, что в заброшенных постройках встречаются лишь бомжи да охотники за цветным ломом и кирпичом.

После того как информация о сталкерах Красноярска просочилась в массы, появилось много желающих присоединиться к их дружной компании. Но ребята не в восторге от этой идеи.

– Многие не понимают, для чего мы все это делаем, – говорит Мария. – Те, кто хотят к нам примкнуть, в большинстве своем не разделяют наше увлечение, а хотят, пользуясь случаем, запечатлеть себя на фоне индустриальных развалин. Такого рода позерство нам совсем ни к чему. На снимках, которые мы выносим с объекта, людей нет.

Но, несмотря на кажущуюся безобидность, увлечение индустриальной фотографией может принести любителям такого отдыха немало хлопот. Путешествия по полуразрушенным цехам заводов правоохранительными органами уже квалифицируется как нарушение пропускного режима и проникновение на территорию охраняемого объекта, даже если охраны, как таковой, там нет.

- Тем, кто попался с поличным , придется заплатить штраф от 300 до 500 рублей, – говорит практикующий юрист Алексей Ерохин. - Сумма небольшая, но этим так называемые сталкеры вряд ли отделаются. Молодых людей автоматически будут проверять на причастность ко всевозможным кражам с объекта, ведь как признаются сами подростки, охотников за цветным ломом они встречают там регулярно. Но и это еще не все. Публикация снимков некоторых объектов в интернете может расцениваться как нарушение закона о государственной тайне, а это уже уголовная ответственность.

Алексей Коновалов, специально для Sibnet.ru

Обсуждение (18)