НАВЕРХ

Полкило надежды: день в детской реанимации

Как выглядит младенец весом меньше килограмма? Можно ли выжить, если ты родился вдвое раньше срока? Чем отличается подход у детских и взрослых врачей? Корреспондент Sibnet.ru провёл день в Ивано-Матрёнинской детской больнице в Иркутске и узнал, как спасают младенцев, за которых не берутся больше нигде.

Ивано-Матрёнинская больница — старейшее детское учреждение в Восточной Сибири. Её открыли в Иркутске ещё в конце 19 века на деньги мецената Ивана Базанова — именно в честь него и его жены Матрёны и назвали больницу.

Сейчас это одно из крупнейших многопрофильных лечебно-профилактических учреждений Сибири. Больница рассчитана на 850 коек, состоит из 21 отделения и оказывает все виды помощи детям.

Одним из выдающихся подразделений больницы считается Центр хирургии и реанимации новорождённых. За 25 лет через него прошли порядка 17 тысяч детей из разных регионов: подобного уровня в Сибири больше нигде нет.

Четверть века назад здесь, как и во всём мире, операции заканчивались летально почти в каждом третьем случае. Сейчас этот процент сведён практически к нулю, рассказывает руководитель центра Юрий Козлов.

«Появились новые способы, технологии, которые позволили уменьшить травматическое воздействие хирургии на организм ребёнка… Существует большая разница между взрослыми и детскими врачами. У взрослого пациента летальный исход можно принять как естественное заключение жизни, тогда как принять летальный исход у ребёнка довольно сложно. Поэтому ты помнишь всех пациентов, у которых произошли какие-то неудачи», — говорит хирург.


Одним из нововведений последних лет стала малоинвазивная технология: она заключается в том, что на теле пациента делается маленький, в несколько миллиметров, надрез. Через него в организм попадает микроскопическая камера, которая позволяет врачам видеть происходящее не в реальности, а на экране.

«Это всё равно, что играть в виртуальные игры на компьютере. Не все могут этим заниматься», — сравнивает Козлов. 

В операционной

Сегодня в центре делают одну из таких операций. На столе хирургов — крошечное тело. Понять, что это настоящий человек, хоть и маленький, сложно: всё, кроме участка живота, накрыто белой тканью. На большом экране яркие пятна, в которых невооружённым глазом трудно угадать внутренние органы.

«Это операция по удалению опухоли. Она располагалась в брюшной полости, очень труднодоступном месте, позади желудка. Что самое плохое — оно распространялось ещё на грудную клетку. Очень трудно было убрать это образование, однако всё это удалось сделать», — рассказывает через несколько часов после операции хирург Козлов.

По его словам, самые частые патологии у младенцев — это именно нарушения ЖКТ. На втором месте патологии мочевыводящей системы, на третьем — органов грудной клетки. 

«Иркутская область не совсем благополучна из-за ряда производств, которые делают вредные выбросы», — поясняет руководитель центра. Риск родить ребёнка с патологиями наиболее велик, по его словам, в Шелехове, Братске, Ангарске и Усолье-Сибирском.

Это может случиться с каждым, вне зависимости от социального положения, отмечает хирург. Но то, что с годами вредных факторов становится меньше, по его словам, не совсем верно.

«Трудностей стало больше из-за того, что появились новые возможности. Если раньше некоторых детей просто не выхаживали, то мы расширили рамки жизнеспособности младенцев до 22-23 недель. Поэтому появились новые заболевания», — говорит врач.

Недавно для канала TLC сняли шестисерийную телепрограмму «Спасая младенцев», главными героями которой стали медики иркутского Центра хирургии и реанимации новорождённых. В ней рассказаны 13 историй детей со сложными патологиями. Программа выходит по средам в 22.00 мск.

ИРКУТСКИЕ ВРАЧИ СТАЛИ ГЕРОЯМИ ТЕЛЕПРОЕКТА >>

В реанимации

Сейчас медики должны попытаться спасти даже полукилограммового малыша. В реанимационном отделении Ивано-Матрёнинской больницы есть имено такие.


«Он 700-граммовым ребёнком был. Поступил из области, в каких-то экстремальных условиях рождённый мамой неблагополучной. У него был порок развития пищевода, он прооперирован. Вырос значительно — приближается уже к двум килограммам», — рассказывает историю одного из малышей анестезиолог-реаниматолог Константин Поваренцев.

Но не все дети в отделении уверенно идут на поправку, не скрывает он. Сейчас из пятерых маленьких обитателей реанимации такой только один: мальчик родился на достаточно большом сроке, но маленького веса (1,5 килограмма) из-за проблем со здоровьем у матери.

В отделении этажом ниже: те, кто успешно восстанавливается после операции или только ждёт её. Айгуль Айграшева с трёхмесячным сыном Батыром приехала в Иркутск из села в Горном Алтае.

«Мы родились в 39 недель, всё было хорошо, нас выписали из роддома, сказали: вы здоровы. Два месяца нам исполнилось — появилась желтуха. На вертолёте нас привезли в город», — вспоминает женщина.

В республиканской больнице выяснилось, что у ребёнка есть проблемы с желудком, а также увеличена печень. Одну операцию сделали в Горно-Алтайске, а для второй возможностей в регионе уже не оказалось — пришлось на машине и самолёте добираться до Иркутска.

Спасать или не спасать?

По словам главврача Ивано-Матрёнинской больницы Владимира Новожилова, медики учреждения не имеют права отказать ребёнку, если проблема действительно серьёзная — не имеет значения, из какого он региона.

«Первый вопрос главный: спасать или не спасать? Должен определять Господь Бог, кому жить, кому не жить, а мы должны ему помогать», — рассуждает Новожилов.


Больница государственная, доля платных услуг в ней — лишь 2%. Причём на усмотрение руководителя коммерческую услугу могут оказать бесплатно, если есть необходимость.

«С финансированием есть проблемы. Мы их просто решаем. Есть большое количество партнёров, спонсорская помощь очень развита… Это визитная карточка здравоохранения Иркутской области. У кого рука поднимется не помочь тебе?» — объясняет глава Центра хирургии и реанимации новорождённых Юрий Козлов.

Например, месяц назад нефтяная компания обновила операционную для младенцев. Стоимость нового оборудования составляет 42 миллиона рублей.

По его словам, слабое звено в системе — то, что делать с вылеченными детьми после операций. В районах Иркутской области и других регионов не всегда знают, что делать со сложными случаями. В Ивано-Матрёнинской больнице готовы принять бывших пациентов, но часто вопрос заключается в физической удалённости.Как живёт больница для неизлечимых детей

Поэтому Новожилов задумал создать новый детский медцентр в Иркутске, который будет включать в себя площадку для санавиации. Существующей больнице не хватает и помещений.

В год в больницу поступает порядка 24 тысяч детей, из них около 3,5 тысячи — новорождённых. Через приёмный покой проходят ещё десятки тысяч маленьких пациентов.

«Люди умирают в разном возрасте. Можно просто смотреть на это? Ну да. Но Россия не настолько богатая страна, чтобы разбрасываться детьми. Дети — это всё-таки божьи создания — извините, что я так говорю, может быть, высокопарно. Мы же тоже люди обычные, мы тоже переживаем за их судьбу. Если ты к ребёнку руку приложил, прооперировал — он как бы твой. Нас так учили», — говорит главный врач.


Фото: © Полина Разуваева, Sibnet.ru
Обсуждение (5) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (5)
0
Добавить комментарий
Хлопушка
Викторина
о новогоднем ТВ
Тройка лидеров
demoks — 811 баллов
TehN1k — 795 баллов
olegator66610 — 794 балла