НАВЕРХ

«Бегущий по лезвию 2049»: мечтают ли андроиды о сексе

Фото: © кадр из фильма

В российский прокат вышел «Бегущий по лезвию 2049» — фильм-сиквел легендарной картины британского режиссера Ридли Скотта, который поставил талантливый представитель новой волны Дени Вильнев. События новой ленты разворачиваются через тридцать лет после оригинальной истории.

2049 год. Мрачный, постапокалиптический, заливаемый нескончаемым дождём Лос-Анджелес. Компания «Нексус» была куплена корпорацией Уоллеса, основатель которой живёт затворнической жизнью и называет своих роботов «ангелами».

В мире после блэкаута по-прежнему есть репликанты, за которыми охотятся специальные сотрудники полиции, называющие себя «бегущими по лезвию». Агент по прозвищу Кей (аллюзия на Кафку) получает задание раскрыть тайну 30-летней давности. Найденный след приводит его к бывшему «бегущему» по имени Декард.

Новая классика

Поклонники оригинального фильма 1982 года знают, что Ридли Скотт сотворил революцию в жанре научно-фантастического кино. На основе романа Филипа Дика он сделал мрачную, неторопливую антиутопию о том, что именно душа делает нас людьми.

Едва не погубленная продюсерами, картина «Бегущий по лезвию» и сегодня выглядит новаторской, поражает своим масштабом, глубиной мысли, которую всё ещё разбирают на философский факультетах. Новый фильм 2017 года, погруженный в атмосферу придуманного мира визионера Ридли Скотта, бьёт зрителя наповал, заставляя вспомнить о своей сущности.

Такое бывает очень редко, когда после выхода из мультиплекса, понимаешь, что посмотрел фильм, который однозначно станет классикой мирового кино. Парадоксальный, невероятный, грандиозный. Именно такими эпитетами нужно описывать новую работу канадца Дени Вильнёва.

Умнейший режиссёр новой волны, который после прошлогоднего «Прибытия» стал надеждой жанра научной фантастики, представил размышление судьбы мира, населенного людьми и репликантами. Как и предполагается в любых шедеврах, получилось про настоящее — про нас с вами.

Студия и сам Вильнёв перед премьерой настоятельно просили журналистов не раскрывать деталей сюжета нового «Бегущего по лезвию». Впрочем, ничего откровенно нового поклонники первого фильма здесь не увидят. Большинство сюжетных ходов можно просчитать заранее, однако, как и в картине Скотта, здесь важны паузы, рефлексия будущего и осмысление настоящего.

Русский след

Начнём с русского следа. Если в оригинальном фильме было много влияния восточной культуры, то в новом «Бегущем» всё ещё существует СССР. Здесь цитируют Владимира Набокова, герой Дэйва Батисты внешне напоминает Антона Чехова, упоминают русский балет, а у «бегущего» звучит на телефоне «Петя и волки» Прокофьева.

Райан Гослинг ходит по пустыне разрушенного Лас-Вегаса также меланхолично, как Олег Янковский в «Ностальгии» Андрея Тарковского. Гениальный оператор Роджер Дикенс каждым кадром создаёт шедевр визуального ряда, доказывая, что настоящее произведение искусства не поддаётся логическому осмыслению.

Фильм Ридли был взглядом в будущее из поздних семидесятых. Для Вильнёва отправной точкой, разумеется, должно было стать будущее, нарисованное в первом «Бегущем». От этого альтернативный Лос-Анджелес выглядит завораживающим и мрачным. Фильм Вильнёва, как и картина Скотта, рассказывает о поисках цели для её уничтожения.

В роли бегущего по лезвию Кея зрителя ведёт через сюжет Райан Гослинг, чья сдержанность на экране превосходно отражает загадочную двойственность героя, не способного понять человек он или машина. Вильнёва вновь волнует тема человеческой памяти. Гослинг своей игрой показывает зрителю потерянность человека перед неизвестностью своего прошлого.

Мир без секса

Ещё одной важным лейтмотивом ленты является тема будущего без секса. Главный герой избегает интимных связей с начальницей по имени Мадам (отсылка к Джеймсу Бонду), не воспринимает проституток. В реальной жизни любовницами андроидам и людям станут специальные голограммы девушек.

Казалось, небольшая любовная линия между героем Гослинга и его виртуальной подружкой, превращается в скрытый смысл фильма, апогей которого мы видим в финале, когда агент Кей смотрит на рекламу интимной программы и понимает, что он не уникален. В этом мире действительно почти нет ничего уникального.

Режиссёр виртуозно играет декорациями, крупными планами, визуальным рядом и диалогами, чтобы зритель мог два с половиной часа увлекательно наблюдать за судьбой героя, а в конце фильмы осознать, что это была чужая история. Даже в финальной сцене мы видим лицо персонажа Харрисона Форда. Иногда нам всем кажется, что ты самый особенный человек в этом мире. На деле — все мы лишь репликанты.

Обсуждение (3) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (3)
0
Добавить комментарий