НАВЕРХ

Эксперимент над эволюцией: как наука делает зверей домашними

Ручные лисы и норки — не экзотическая мода. Это результат эксперимента «над эволюцией» сибирских ученых, который в этом году отмечает 60 лет. А Институт цитологии и генетики СО РАН, где и занимаются одомашниванием или доместикацией животных, празднует 100-летие автора метода — эволюциониста, академика Дмитрия Беляева.

Звероферма, где выведены новые виды, расположена за Южным кладбищем Академгородка. Просто так туда не попадёшь, въезд через специальные ворота и по пропускам. Оказавшись на ферме, совершаешь прыжок в прошлое: расположенные здесь питомник и лабораторию эволюционной генетики построили еще в 60-х. И в этих условиях уже более чем полвека здесь идёт уникальный эксперимент по одомашниванию животных. 

Сейчас на звероферме живут не только лисы. Для чистоты эксперимента учёные решили повторить подобное исследование с норками.  

История эксперимента

Академик Дмитрий Беляев начал свой научный путь в 1938 году в Центральной научно-исследовательской лаборатории при Министерстве внешней торговли СССР. С началом Великой Отечественной войны работу пришлось приостановить, а когда власти ввели запрет на генетику, то и вовсе прекратить.

Беляев был вынужден переключиться на изучение физиологии пушных зверей. В 1957 году учёного пригласили работать во вновь созданный Новосибирский институт цитологии и генетики, а через два года возглавить его.

Эксперимент по доместикации начался в Эстонии в начале 50-х. Потом площадку решили перенести в Сибирь, и первое время звероферма располагалась в Алтайском крае в зверосовхозе «Лесной». В Новосибирске большой питомник при институте открыли в 60-х.

Всего на планете существует около 50 видов одомашненных животных. Первым к древним людям «прибился» волк около 15 тысяч лет назад. От него и произошла домашняя собака. 

В прошлом веке учёным понадобилось всего несколько лет, чтобы получить доместицированную лису. Отбор шёл по признакам агрессивности, а точнее, её отсутствия. Генетики выбирали тех особей, которые были наиболее дружелюбно настроены к человеку, и скрещивали их между собой. Из полученных щенят отбирали самых толерантных и также проводили скрещивание.

Результат удивил: уже через десять поколений учёные получили лис, которые просто без ума от человека и испытывают восторг, когда их гладят и берут на руки. 

Вместе с этим возникли и другие изменения в генотипе. Например, окрас животных стал более светлым и пятнистым, а некоторые лисички и вовсе белые. Также они приобрели неправильное строение челюсти.


«Эти лисы проявляют все признаки доместицированных животных. Например, у них снижен базальный уровень гормонов стресса. У диких лисиц первое ощущение страха наступает к 45 дню жизни, у ручных только через три месяца, то есть период детства у них более длительный», — рассказала старший научный сотрудник лаборатории эволюционной генетики Анастасия Харламова.

Она уточнила, что спустя несколько поколений у подопытных проявился эффект педоморфизма, то есть животное стало сохранять детские черты до взрослого состояния. К таким чертам относятся, в частности, повиливание хвостиком и укороченная мордочка.

Теория и практика

Изначально у этого эксперимента была фундаментальная цель. Академик Беляев хотел на живом примере воспроизвести эволюционный процесс. По большому счету, выяснить — была ли эволюция вообще и попробовать в доказательство этого создать из одного вида другой (из лисицы домашнюю собаку).

«Дарвин говорил, что доместикация "вскрыла" изменчивость. А академик Беляев задался вопросом: до конца ли вскрыта? Какой же механизм происходил? Где глубинные генетические процессы? И вот академик Беляев первым предположил, что главная генная компонента в положительной реакция на человека», — пояснил доктор биологических наук Олег Трапезов.


Сейчас на научной ферме живут около 700 лис и несколько сотен норок. С норками ведется работа по тому же принципу — отбирают и скрещивают самых толерантных. 

Но если лиса в процессе селекции приближается к собаке, то норка — к кошке. Норка становится дружелюбна и привязана к человеку, но одновременно так же, как кошка, демонстрирует свою независимость.


Однако в полной мере лисы и норки не стали домашними собаками и кошками. Благодаря природным характеру, темпераменту они не слишком подходят для содержания в квартире. Но на подворье — вполне. 

В любом случае, в природу эти звери и их потомство вернуться не смогут. У них утрачен ряд инстинктов, которые обеспечили бы выживаемость в диких условиях. 


На ферме всех животных содержат в клетках с кормушками и поилками — или индивидуальными, или для небольших групп. Ухаживают за зверями, воспитывают и «общаются» несколько человек и небольшой научный коллектив. 

Помимо научной истины здесь нашли и практическую пользу от животных. Некоторое время назад беляевские лисы были очень популярны в контактных зоопарках, так как они, в отличие от всех остальных питомцев, не испытывали там стресса. Зверинцы с ручными животными и стали основными покупателями лис. Но это до прошлого года, когда вступил в силу запрет на содержание в них любых животных отряда псовых. 


Зато никто не запрещает покупать животных в обычные зоопарки и частным лицам. В этом году продажи немного упали. Пока удалось продать десять лис, семь из них уехали жить в Южную Корею. Стоимость одной лисички оценивается в тысячу долларов.

Норки тоже оказались полезными, но экономика такого хозяйства меняется, а зарабатывать на своих питомцах как на пушнине, научная ферма не готова. «Раньше звероводство было конвертируемой валютой. А сегодня звери являются утилизаторами отходов животноводства, птицеводства и рыборазведения, пушные звери все это съедают и выдают востребованный в мире продукт. Ежегодно на мировом рынке требуется до 100 миллионов шкурок. Но это уже не задачи науки», — прокомментировал Трапезов.


Но от продажи животных научный центр не зависит. Средства, вырученные за животных, идут на приобретение кормов для питомцев. Однако основной источник финансирования научной деятельности — федеральный бюджет. Ежегодно это несколько миллионов рублей, более точную сумму учёные называть не стали. 

Пока сроков окончания экспериментов исследователи не ставят, с одной стороны полученные результаты подтверждают теорию эволюционных процессов, с другой — многое до сих для ученых остаётся загадкой.



Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru
Обсуждение (1) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (1)
0
Добавить комментарий