НАВЕРХ

Горный Алтай перед паводком: где спасаться от стихии?

Наводнение 2014 года на Алтае стало самым масштабным за последние десятилетия. Этой весной из-за аномальных снегопадов крупнейшее за столетие половодье ждет всю страну. Но в зоне особого риска – опять регионы Сибири, в том числе и Горный Алтай, где во вторую волну большая вода приходит на низменные территории.

Местные жители вспоминают события трехлетней давности и с опасениями гадают, чего ждать от природы этой весной. Работники одного из самых вместительных пунктов временного размещения региона рассказали Sibnet, что морально уже почти подготовились к повторению тех событий — это нескольких суток без сна, плавающие турбазы и страх перед ледниками.Наводнение-2014 глазами жителей Горного Алтая

Первых людей привозить начали в ночь, вспоминает заведующая общежитием Майминского сельскохозяйственного техникума Вера Авинова. В 2014 году она возглавляла группу встречи и размещения эвакуированных.

Люди потом рассказывали, что ждали до последнего, пока схлынет вода, но она все прибывала. Многие выбирались уже по колено в воде, а то и глубже. Сами спасатели сетовали, что целый день до этого просили, уговаривали уезжать, но многие отказывались. А в итоге их приходилось чуть ли не на руках выносить, где-то на лодках к окнам подплывали.

«Сначала повезли ночью из Кызыл-Озека, какую-то там, кажется, дамбу прорвало. Они ночи две жили, а потом стали везти с другой стороны – это Южный, Алгаир и другие. И вот потом трое суток беспрерывно везли отовсюду – из Дубровки, Рыбалки, Карлушки, из Маймы... Из Алтайского края женщина жила, с Березовки, одна из последних уехала», — говорит Авинова.

Фото: © ГУ МЧС по Республике Алтай

Первый раз

«Вообще, редкий год, когда к нам не привозят никого, мы каждую весну готовы. На том же острове Южном постоянно кого-то топит, семьи по две-три да привозят. Но вот в прошлом году никого не было. Но так массово, как в 2014 году, не было ни разу. Я уже сороковой год дорабатываю, и первый раз такая страсть была», — продолжает рассказ собеседница.

Приезжали семьями, многие – с грудными детьми, таких позже, правда, определяли в республиканскую больницу, там для грудничков условия получше. Везли и бездомных, и бедных, и богатых. А еще здесь постоянно дежурили врачи, кого-то увозила скорая помощь.

«Плакали так, что сердце разрывалось, и мы с ними плакали. На всю жизнь запомню женщину, которую в одной ночнушке привезли, сверху на нее бушлат спасателя накинут, и ребенок подмышкой. Ни паспорта, ни других документов, вообще ничего, хорошо, сами живы остались», — рассказывает воспитатель общежития Вера Поливцева.

Заселяли сначала в первое общежитие, потом во второе. Учеников техникума пришлось потеснить, увеличив число человек в комнате. Селили и в комнаты отдыха, в комнату матери и ребенка. Везде, где было возможно. В тот год пункт временного размещения принял около 250 человек. Но не за раз – одни заезжали, другие разъезжались по родственникам, друзьям.

«Последние жильцы наши тогда съехали уже в июле, женщина из Карлушки это была. И то, кажется, не сразу в свой дом, а к родственникам сначала. Потому что у большинства же и фундаменты подмыло, полы все испорчены были, мебель же даже плавала по комнатам, и потом такая страшная сырость в домах была, вода долго не уходила. В подпольях долго вода стояла, в огородах ужас что было, просто месиво из грязи, тины, мусора приносного, хорошо мальчишки-спасатели помогали людям разгребать», — говорит Поливцева.

Фото: © Sibnet.ru

Не гостиница со звездами

«Психологам было работы очень много, нам и самим всем психолог нужен был, до сих пор без слез вспомнить невозможно. Да и агрессия была в нашу сторону. Почему-то большинство ждали каких-то исключительных условий, а у нас же общежитие, мы и без того теснились, как могли», — вспоминают женщины.

И сейчас, если появится необходимость, общежития, одно из которых в настоящий момент, правда, ремонтируют, смогут принять людей. Но вот относительно комфорта женщины вздыхают. 

«Готовимся конечно, заранее. Опыт 2014 года нас многому научил. Если будет, не дай бог, паводок такого же масштаба, нам много что надо. Разместить-то разместим – не меньше 100 человек за раз, будем перераспределять при необходимости в другие ПВР республики, детские сады готовы будут принять семьи с ребятишками...», — уточняет Поливцева.

Фото: © правительство Республики Алтай

Под фразой «много что надо» скрывается, в частности, слабая мощность водонасоса — жильцам третьего этажа приходится спускаться на первый. Проблема не критична, но не решена до сих пор.

«Душевые у нас есть, но их немного, с большим количеством людей не справляются. Хорошо бы на такие случаи предоставляли транспорт и в бани общественные, хоть по 12-15 человек возить, уже польза была бы. Тут титаны, конечно, греют, но не успевают, когда много людей», — добавляет одна из комендантов.

В 2014-м местные предприниматели без предоплаты предоставили пункту 100 комплектов постельного белья, матрасы, одеяла. «Рассчитывались с ними потом, конечно, долго. Но без них, без этой помощи, было бы сложнее. Никто же не думал тогда, что будут такие масштабы», — также вспоминает женщина.

Питание и волонтеры

Питание в катастрофичном 2014-м было организовано круглосуточное, поскольку людей привозили круглыми сутками. Замдиректора колледжа Александр Тюкеев тогда поручил организовать в столовой что-то вроде быстрого питания. В любое время в промежутках между завтраками, обедами и ужинами там можно было выпить чаю с печеньем, бутербродами. А вечером всегда оставался дежурный повар. В самом общежитии стоял стол с непортящимися продуктами, откуда их мог брать любой.

«Позже люди просто отовсюду везли нам и вещи, и продукты и другое необходимое. Хорошие у нас все же люди, отзывчивые. И крупы несли, и консервы, печенье, чай, из вещей – одежду, памперсы, всего не перечислишь», — вспоминает Вера Авинова.

Фото: © правительство Республики Алтай

Учащиеся техникума работали как волонтеры. Воспитатели и коменданты вспоминают, что ребята были всегда на подхвате и никогда не отказывали. Присматривали за детьми постарше, когда родители ездили проведывать оставленное жилье или оформлять утраченные документы. 

«Очень боялись мародеров, в домах побогаче постоянно кто-то дежурил, хотя и полицейские постоянно патрулировали. Случаев мародерства, как я знаю, не было вообще, хотя пытались некоторые людским горем воспользоваться, но такие случаи пресекли все», — говорит Авинова.

В пункт размещения приезжали даже с собаками и кошками, которые жили на территории и ждали, когда вместе с хозяевами смогут вернуться домой. Других животных с собой не брали, просто не успевали вывезти. Рассказывали, что и кур, и поросят, и другую живность уносила вода.

«У кого-то тогда бани уплыли, у многих – заборы, дрова. У одной семьи здесь, неподалеку, залило 40 мешков цемента, только что купленного для строительства. Как ехать в Подгорное, там вообще плотину из дров видели, люди потом собирали. А где-то выше по Катуни турбазу снесло, там домики такие бревенчатые стояли, теперь их нет», — говорит Поливцева.

Фото: © Елена Козлова

Уже два года в Горном Алтае по берегам рек в наиболее опасных участках строят дамбы, углубляют русла. Половодье ждут и со страхом, и с надеждой. При этом первую волну, когда вскрываются реки, почти не боятся. Все опасения вызывает вторая волна – когда начинают таять ледники. Именно во вторую волну в 2014 году пришла большая вода.

«Мы надеемся, что и в этом году все обойдется. Земля не сильно промерзшая, все тает постепенно, вода уходит. Но вот когда пойдет коренная вода, и если хлынут дожди, тогда может, конечно, повторится. Люди очень боятся. Это же период такой – и огороды, и ремонты, и прочее. Да и вообще в любое время ничего хорошего, когда твой дом топит», — рассуждают собеседницы.

Фото: © правительство Республики Алтай

Была ли дамба?

«В этом году мы надеемся, что нас топить не будет, потому что нет той самой Куташской плотины, которую в 2014 году прорвало, и нас затопило. Хотя это все потом отрицали, но мы живем здесь и знаем, что при паводке вода постепенно поднимается и потом также постепенно уходит. Мы живем здесь с 1983 года, и всегда было только так», — рассказывает Любовь из села Кызыл-Озек.

По ее словам, в 2014-м звонок раздался в 3 часа ночи. Им сказали срочно уходить, потому что «идет большая вода». Причин не назвали, но уже позже ее супруг ездил вверх по течению и своими глазами видел разрушенную плотину. Местные жители говорили и про аварийный сброс воды с нескольких прудов, которые якобы усугубили ситуацию. 

Фото: © Вета Шупенко

«После звонка уже через десять минут вода била родником из подполья, еще и дождь же лил стеной несколько дней. У нас за прошедшие годы многое бывало, мы же на самом берегу живем, и грунтовые воды поднимались, но чтобы вода доходила до окон, такого не было», — поделилась собеседница.

Сейчас, говорят местные, здесь хорошая прочная дамба, которую строили, использую большие каменные глыбы. Жители надеются на нее и на то, что повторения не будет хотя бы из-за того, что выше по течению больше нет никаких плотин.

«Имущество я застраховала, когда брала кредит на ремонт. Мне прямо в банке и предложили, я согласилась», — уточнила собеседница.

В то же время значительная часть населения республики, проживающая в зонах риска, застраховаться не может из-за отказа банков. 

Обсуждение (3) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (3)
0
Добавить комментарий
Хлопушка
Викторина
о новогоднем ТВ
Тройка лидеров
demoks — 670 баллов
BAKS94 — 668 баллов
TehN1k — 663 балла