Февраль 1917-го в Новониколаевске: рост цен и мистика

Фото: © предоставлено Музеем Новосибирска

Известия о февральской революции 1917 года пришли в Новониколаевск с запозданием, но вызвали душевный подъем в обществе, а затем рост цен и разгул бандитизма.

О февральской революции в Новосибирске (тогда — Новониколавске) узнали только 2 марта из газет. Сотрудник музея Новосибирска Константин Голодяев рассказал, что общей чертой для провинциальных городов было то, что не было на местах никакой революционной ситуации. В газетах печатались тревожные вести из Петрограда о нехватке хлеба, некоторых волнениях, но в Новониколаевске всё было спокойно, хотя война и давала о себе знать — были трудности со снабжением топливом, вдвое повысились цены на парфюмерную продукцию. Но продовольствия первое время хватало.

«Помогали приютам, учащимся, даже военнопленным немцам, что размещались в городе. И отречение императора поначалу принято было не на «ура». За свою подпись под текстом отречения даже пострадал первый почётный гражданин города барон Фредерикс. Городская дума тут же лишила его этого звания», — рассказал Голодяев.

По его словам, в целом после получения известий о перевороте город охватила всеобщая эйфория. Как будто бы все с нетерпением ждали падения монархии. Прошли митинги, ликования, даже в церковных проповедях слова про православного царя и благоверного государя быстро были заменены на борцов за свободу, поборников равенства и братства. Но к лету люди устали от политики, поняли, что война не закончилась, и праздничная эйфория в городе скатилась к разочарованию.

Двоевластие

«2 марта в 12 часов дня я зашел в военно-промышленный комитет. Там проходило какое-то заседание. Через несколько минут туда же пришел полицмейстер. Он пошептался с некоторыми из членов комитета, в результате чего был объявлен перерыв заседания, а президиум комитета уединился с полицмейстером… Минут через десять стало известно, что в Питере крупные волнения...», — описал соглашатель Г. Г. Сушкин, работавший при военно-промышленном комитете.

Поступали все новые и новые телеграммы, сообщавшие о совершившемся перевороте, об отречении Николая II. На бирже, в военно-промышленном комитете общая растерянность. «Что это такое? — спрашивал председатель биржевого комитета. Что-то серьезное, — ответил кто-то», — говорится в воспоминаниях.

После появления информации о революции в городе установилось двоевластие в лице Комитета общественной безопасности Новониколаевска (как органа Временного правительства) и Совета рабочих и крестьянских депутатов. В соответствии с позицией Совета, в котором большинство мест получили эсеры, власть фактически находилась в руках Комитета под председательством эсера Николая Жернакова.Новосибирск помнит проституток с санитарными книжками

Чтобы «не вызвать в массах неудовольствие и считаться с настроением народа», городской голова Алексей Беседин 6 марта 1917 года подал в Гордуму прошение о сложении с себя обязанностей городского головы.

3 марта весь вечер в городском корпусе проходил митинг. В резолюции митинга было записано: «Поручить местному комитету охраны порядка и безопасности предложить Новониколаевскому гарнизону немедленно дать торжественное обещание служить новому революционному правительству».

Кроме этого было решено организовать народную милицию, разоружив полицию и жандармов, удалить из состава Гордумы и городской управы гласных-черносотенцев.

«На улицах толпы людей. Настроение неопределённого праздника. Прекратились занятия в учреждениях. Служащие вышли на улицы. Поздравления, смех, крики "ура". Кое-где замелькали красные флаги, хотя никто ничего ещё не знал определённого, точного, но уже звучали слова: "Восстание! Революция! Долой царизм!" Ни городовых, ни жандармов. Будто их даже не было никогда» — приводится воспоминание старожила в материалах научной конференции «Сибирь: вчера, сегодня, завтра».

9 марта вокзал был переполнен многочисленной публикой. К вокзалу быстро подошёл поезд, в котором ехала «бабушка русской революции» Елена Брешко-Брешковская. Вагон был украшен красным флагом. Оркестр военной музыки исполнил Марсельезу. К вокзалу была подана тройка в роскошных санях, убранных коврами.

«Бабушка русской революции» посетила Комитет общественного порядка и безопасности. Её провожала «многочисленная публика, среди которой были учащиеся среднеучебных заведений и высших начальных училищ с преподавательским персоналом во главе».

В апреле 1917 года Комитет общественного порядка Томской губернии предписал вместо старой Думы избрать Городское народное собрание, где большинство мест получили эсеры. Дума сложила свои полномочия. Однако Временное правительство из Петрограда опротестовало этот акт. Городскую Думу Новониколаевска избрали вновь, и опять в её состав попали в основном эсеры.

Погромы и мистика

Как сообщается в материалах научной конференции, население города, не дожидаясь пока власти решат жилищную проблему, начало строиться замозахватом. В Нахаловку пришлось даже посылать комиссара, который пытался убедить граждан в неправильности действий.

Массовый характер приобрёл захват городских земель на окраинах города. Вдоль речки Каменки шло массовое строительство жилищ-мазанок. Кроме того, захватившие участки вырубали на них деревья.Элитный Новосибирск, или Тайны архитектора Крячкова

Участились безобразия с участием солдат. Общество ревнителей свободно-культурного просвещения граждан в Закаменской части открыло «Сад свободы», который стали посещать солдаты с гармошками, певшие вульгарные песни. 

В хрониках остался описан случай, когда на углу Семипалатинской улицы и Николаевского проспекта проходил офицер с барышней, навстречу ему вышли три солдата, которые раздели офицера и его спутницу до нижнего белья.

Общество обратилось в Совет рабочих и солдатских депутатов с просьбой разъяснить солдатам, что подобные вещи «не допустимы и не достойны солдат-граждан».

Общественные изменения привели к росту цен. В начале мая в городе даже пришлось принять постановление, запрещающее домовладельцам произвольно увеличивать квартирную плату и отказывать квартиронанимателям, если они «выполняют условия договора найма устного или письменного».

В начале июня с целью «предотвращения спекулятивных повышений цен на продукты первой необходимости» в городе устанавливались твёрдые цены на продукты питания (мясо – 30-50 копеек за фунт, хлеб в городских лавках – 6-8, в частных – 7-10 копеек за фунт), запрещалась продажа пирожных, саек, сушек, мороженого, печенья и т.д., покупка и убой молодого скота.

В обществе все чаще назревали конфликты и возникали различные суеверия. Так, в конце мая пьяная толпа в усадьбе Жернакова разрыла клумбу, разбросала цветы, устроила погром.

«Собравшаяся на усадьбе толпа в 100–150 человек была загипнтоизирована пьяным безумцем, который вдохновенным видом сумел внушить собравшимся солдатам 6-й и 8-й роты 22 полка веру в невероятные речи о том, что под клумбой зарыт труп жены Николая I и труп какого-то министра, которого если откопать, то конец войне и всех солдат отпустят по домам», — сообщалось в газете «Свободная Сибирь».

По городу ходили различные слухи о пожарах на мельнице «Сибирский мукомол» в рыбном ряду, которые воспринимались как сверхъестественные явления. Газеты писали о появлении лжепророков, прорицавших о втором пришествии.

«Перед лицом непонятных событий смятенная душа народа ищет объяснений происходящему в таинственных легендах. Лжепророки имеют успех и моральный, и материальный в среде наивного народа», — писала газета «Свободная Сибирь».

Обсуждение (10) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (10) Добавить комментарий