НАВЕРХ

Дирижеры неба: как работают авиадиспетчеры

Высокий профессионализм, железные нервы, ответственность, хороший английский — это только некоторые качества и черты характера, которые требуются для работы авиадиспетчером. Корреспонденты Sibnet.ru поднялись на контрольно-диспетчерский пункт «Вышка» в аэропорту Толмачёво и узнали, сколько самолетов способен контролировать один человек, почему лайнер могут отправить в зону ожидания и как в Новосибирске помогли сесть экипажу иностранного воздушного судна с неисправными шасси.

Международный день авиадиспетчера отмечают 20 октября с 1961 года. В этот день в Амстредаме подписали соглашение о создании Международной федерации ассоциаций авиационных диспетчеров (IFATCA). С момента образования число членов ассоциации IFATCA выросло до 133, они представлены 50 тысячами авиадиспетчеров во всем мире.

Над Россией проходят 803 воздушные трассы общей протяженностью свыше 500 тысяч километров. Контроль за движением самолета начинается с момента запуска двигателя перед взлётом на аэродроме вылета и продолжается до выключения двигателя по окончанию заруливания на стоянку после посадки на аэродроме назначения.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Дежурство принял

Движением самолетов в небе над Россией управляет «Госкорпорация по организации воздушного движения в РФ». Офис дирекции филиала «Аэронавигация Западной Сибири» находится на Красном проспекте, в центре Новосибирска. А в аэропорту Толмачёво, слева от пассажирских терминалов, находится здание с башней — здесь расположен Новосибирский Центр обслуживания воздушного движения и работают два больших диспетчерских пункта — районный центр (РЦ) и аэродромный диспетчерский центр (АДЦ).

Проход на территорию строго по пропуску, на входе в здание Центра рамка металлодетектора и досмотр сумок на ленте, как в аэропорту — это требование транспортной безопасности.


Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Рабочий день авиадиспетчера в аэропорту начинается с медицинского осмотра: специалистам измеряют пульс и давление. Затем следует инструктаж. Диспетчеры узнают метеосводку, данные о состоянии аэродрома, информацию об особых рейсах. Затем руководитель полетов задает контрольные вопросы, например, как действовать при получении доклада от экипажа об отказе двигателя на воздушном судне?

Только после этого смена заступает на дежурство. У диспетчеров особый график работы — смены в день, утро и ночь, потом три выходных. «Диспетчер дежурство принял», — произносит каждый. С этого момента именно он ответственен за то, что происходит в небе в его зоне. Дежурство завершается «разбором полетов».

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Тысяча самолетов за смену

Сначала идем в районный центр — здесь в смене работают 25 диспетчеров, в зоне ответственности которых около миллиона квадратных километров неба над Западной Сибирью.

«От Екатеринбурга до Красноярска — 1,3 тысячи километров, от Сургута до границы с Казахстаном, Китаем и Монголией — 1,5 тысячи километров», — рассказывает руководитель полетов районного центра Хуршед Пириев, показывая на мониторе карту территории, где самолеты по воздушным трассам ведут авиадиспетчеры из Новосибирска.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Зона разделена на восемь секторов, каждый участок контролируют поочередно два человека, сменяя друг друга. Обычно перед «черным» монитором, на котором двигаются метки самолетов, диспетчер проводит не больше двух часов. Потом отдых — не менее 20 минут.

Любые отклонения пилота от трассы санкционирует диспетчер. Все переговоры «экипаж — диспетчер» и со смежными диспетчерскими пунктами записывает система коммуникации речевой связи. По старинке в центре говорят, что «пишется на магнитную ленту». Только сейчас это уже цифровая запись на жесткий диск. Записи переговоров «земли» с экипажем хранятся не менее месяца. На этот же срок архивируются и видеоданные с локаторов. 

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Каждый диспетчер районного центра имеет допуск к работе не менее, чем на четырех секторах. Чтобы работать на новом участке, специалисты проходят специальную стажировку и сдают зачеты.

«Наибольшая интенсивность воздушного движения у нас в ночное время: около 900 воздушных судов «проводят» диспетчеры, летом — до тысячи. В дневную смену — 300-350 самолетов, в утреннюю — до 450», — рассказывает Пириев.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

На вышке

«Азур, занимайте эшелон 70», «Взлет разрешаю», «Приступайте к снижению, эшелон 30, разрешаю», — обычные переговоры в небольшой комнате. Заместитель начальника ЦОВД — начальник службы движения Павел Праско привел нас на «Вышку», где находится аэродромный диспетчерский центр.

С высоты в 30 метров из больших окон открывается круговая панорама на весь аэродром. Здесь смена из 10-15 человек управляют самолетами, летящими в радиусе 120 километров, до момента, когда судно набирает высоту 5,7 тысячи метров.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Выпускают в небо и принимают лайнер на посадку четыре диспетчера — руления, вышки, круга и подхода. Диспетчер руления разрешает запуск двигателей самолета, руководит движением по рулежным дорожкам и дает команду выруливать на предварительный старт перед взлетно-посадочной полосой. Диспетчер вышки разрешает взлет или посадку воздушному судну, может «увести» его на второй круг при наличии угрозы безопасности полета.

Диспетчер круга «подхватывает» самолеты в районе аэродрома, именно он выдает разрешения на продолжение захода на посадку прилетающим лайнерам и указания о первоначальном наборе высоты вылетающим. Диспетчер подхода определяет очередность захода на посадку самолетов, занимается построением необходимых интервалов эшелонирования при посадке и после взлета.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Праско показывает рабочее место диспетчера, оборудование которого называется длинно — комплекс средств автоматизации управления воздушным движением «Альфа». 

Здесь монитор, где отображаются самолеты, их характеристики и расписание движения воздушных судов, пульт связи со службами аэропорта, у диспетчера «Вышки» — экран, где обозначены сигнальные огни взлетно-посадочной полосы. Также на АДЦ есть и обыкновенный бинокль, чтобы в случае необходимости осматривать полосу.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

В Центре ОВД планомерно происходит замена оборудования на более современное, новое поколение «Альфы» — с более комфортными для глаз мониторами и бесшумными водяными системами охлаждения процессоров.

«Раньше приходилось глядеть в монитор, закрытый «тубусом», как в черную яму», — вспоминает руководитель полетов аэродромного диспетчерского центра Андрей Ласточкин, стаж работы которого по профессии уже 30 лет.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Аэродром Толмачёво имеет две пересекающихся взлетно-посадочных полосы, что позволяет значительно увеличить пропускную способность аэропорта, повысить уровень безопасности полетов и при наличии соответствующих метеоусловий исключить заход на посадку над городом. Толмачёво — аэродром совместного базирования. В график движения гражданских воздушных судов могут вмешаться военные. Так и происходит. Три МиГ-31 вылетают на тренировку, и авиадиспетчеры корректируют заход на посадку и вылет других самолетов.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Как стать диспетчером

Диспетчеров готовят в учебных заведениях Санкт-Петербурга, Ульяновска и Красноярска. К работе за пультом выпускников допускают после прохождения полугодовой стажировки. Затем они постоянно совершенствуют свой профессиональный уровень и знание английского языка.

Первоначально диспетчеру присваивают 3-й класс, через три года он имеет право после обучения и стажировки сдать экзамены на квалификацию «диспетчер 2-го класса». Еще через три года по аналогичной схеме - на 1-й класс.

Далее по карьерной лестнице — должности старшего диспетчера и руководителя полетов. При этом руководитель полетов, чтобы не потерять практические навыки, по определенному графику также садится к мониторам и работает как обычный диспетчер.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Девушек в коллективе немного — примерно 15 %. Даже диспетчер руления Олеся Аминова считает, что это не женская профессия. В АДЦ, например, девушкам доверяют работать только как диспетчер руления и старта.

«Одно время девушек приходило на работу после окончания учебных заведений больше, чем парней. Они учатся лучше, у них меньше проблем со здоровьем. Но... думаю, что у мужчин больше развито пространственно-объемное мышление, поэтому им быть диспетчером легче», — объясняет Праско.

Диспетчер может выходить на пенсию уже в 50 лет, однако может работать и дальше, если позволяет здоровье и допускает медкомиссия.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Требования как к пилотам

Диспетчеры, как пилоты, проходят врачебно-летную экспертную комиссию, то есть у них должно быть крепкое здоровье. По результатам обследования получают допуск к работе, но по состоянию здоровья могут и «списать», то есть отстранить от управления воздушным движением.

Другое важное требование — знание английского языка, причем не ниже четвертого уровня по требованиям ICAO (Международной организации гражданской авиации). Сейчас и экипажи внутрироссийских авиакомпаний тоже переходят на радиообмен на английском языке, чтобы переговоры диспетчера с пилотами были понятны экипажам всех воздушных судов. 

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Раз в три года проводится аттестация диспетчерского персонала для подтверждения уровня знания английского языка. Если диспетчер не сдаст экзамен, он отстранятся от работы. Двенадцать человек в Новосибирском Центре ОВД знают английский на пятый уровень, а шестой присваивают только носителям языка.

«Авиационный английский отличается от классического. Например, мы произносим three как ''три'', а four как ''фор'', чтобы не путать с предлогом. Иногда меняется порядок слов», — поясняет Праско.



Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Поцарапал фюзеляж

К счастью, серьезных авиационных происшествий на аэродроме Толмачёво за всю его историю не было. Все ситуации, которые считаются внештатными, описаны в специальных рабочих документах. 

Там же указан алгоритм, как следует действовать диспетчеру, если поступила информация о террористе на борту, или у самолета отказал двигатель, или у пассажира внезапно ухудшилось здоровье. 

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

«Зимой в 2009 году авиадиспетчеры обеспечили успешный заход на посадку швейцарского воздушного судна с невыпустившимся шасси. Рейс санитарной авиации летел из Вены в Барнаул. Это был небольшой реактивный самолет. При подлете к Барнаулу пилот доложил о невыпуске шасси, было принято решение о его посадке в Толмачёво. Здесь подготовили грунтовую полосу, поставили машины, чтобы пилот сориентировался. В итоге экипаж сел на фюзеляж. Только краску потер», — вспомнил один из случаев Праско.

Сложные внештатные ситуации регулярно отрабатываются на специальных диспетчерских тренажерах — они моделируют любые ситуации в воздухе, например, произошла разгерметизация ВС или птица попала в двигатель. За правильностью действий диспетчера при выполнении этих упражнений внимательно следит диспетчер-инструктор.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

Десять раз подумать

Диспетчеры говорят, что они не суеверны, никаких особых примет у них нет.  Пациенты, вешалка и сараи: о чем говорят авиаторы на самом деле?

«Единственное, как и у пилотов, есть правило — заменять слово ''последний'' на слово ''крайний''», — отмечает Ласточкин.

«Диспетчеры — практичные. Они сначала думают, потом делают. У них всегда все под контролем. Десять раз подумать — потом сказать — такой принцип», — добавляет Пириев.

Главное, что должно быть у диспетчера — это чувство ответственности, так как он отвечает за жизни большого количества людей. Это качество наиважнейшим назвали все собеседники. 


Обсуждение (10) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (10)
0
Добавить комментарий