НАВЕРХ

Почему берега рушатся: тайны Обского моря

Фото: © ГУ МЧС по Новосибирской области
Купить иллюстрацию
Новосибирцы называют водохранилище Обским морем и считают его неплохим местом для летнего отдыха. А еще 60 лет назад на его месте текла Обь и находились поселки и старый Бердск. Свидетели тех событий и эксперты рассказали о первых годах существования водохранилища, островных экспериментах ученых, затопленных могильниках, причинах бесконечного разрушения берегов, цветении воды и других тайнах сибирского моря.

В 1950 году вышло постановление Совета Министров СССР о строительстве ряда гидроэлектростанций. Почти в одно время с Новосибирской возводились Куйбышевская, Горьковская на Волге, Братская и Иркутская ГЭС на Ангаре и другие. Водохранилище возникло после завершения строительства плотины новосибирской ГЭС в 1957-1959 годах.

Запуск гидроэлектростанции позволил обеспечить растущий Новосибирск дополнительной энергией, а водохранилище стало для горожан дополнительным местом для летнего отдыха. Обское море имеет площадь 1082 квадратных километра, его объем 8,8 кубических километра, наибольшая ширина 22 километра при длине 200 километров, наибольшая глубина — 25 метров.

Фото: © yandex.ru/maps

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ГОРОДА

Старый Бердск и другие поселения располагались на месте современного водохранилища. Чтобы построить Новосибирскую ГЭС нужно было переселить город и другие поселения на новое место в очень короткие сроки. Почетный житель Бердска Григорий Литвиненко вспоминает, что перенести нужно было около 2,5 тысячи жилых домов и до 11 тысяч различных строений — предприятий, магазинов, больниц.

Переселенцам для строительства домов на новом месте выдавали бесплатный лес, который спасали от будущего затопления, беспроцентную суду и льготы на грузоперевозки. Благодаря этому в новом Бердске очень быстро возникло более 5 тысяч новых домов, около 110 новых улиц.

Фото: © предоставлено Бердским историко-художественным музеем

«Каждая семья по сути превращалась в строительную бригаду. Никто не сопротивлялся переезду, была дисциплина. Все построенные дома были одного вида. Выделялось только несколько зданий. Например, здание бывшего горкома партии было построено из хороших калиброванных кедровых деревьев. Его перенесли целиком и собрали снова в новом Бердске», — рассказывает Литвиненко.

По его словам, на переселение Бердска и других поселений ушло около пяти лет, процесс завершился к 1957 году. К этому времени за два года постепенно наполнилось водохранилище.

Собеседник вспоминает, что жители сразу стали отдыхать на водохранилище: набирать воду, купаться, несмотря на то, что сильно обрушались берега и падали сосны.

«Когда наполнялось водохранилище, то возникали озера или заливные луга. Там было много корма для рыбы, поэтому шел активно нерест и было очень много рыбы — щуки, пеляди, стерляди, судаков, сомов. Рыбу можно было даже руками ловить», — говорит Литвиненко.

Решением проблемы размытия берегов водохранилища стала насыпка песчаного пляжа. По одной из версий, этот экономичный и эффективный способ предложил начальник Управления капитального строительства Сибирского Отделения Академии наук СССР Григорий Чхеидзе.

Чхеидзе известен тем, что стал прототипом героя известной в советское время книги Василия Ажаева «Далеко от Москвы». Там Чхеидзе показан как человек, «для которого нет ничего не возможного», рассказывает профессор кафедры отечественной истории гуманитарного факультета НГУ Иван Кузнецов.

Фото: © предоставлено Бердским историко-художественным музеем

ВЗРЫВЫ НА ОСТРОВЕ

Историк подчеркивает, что без новосибирской ГЭС могло не появиться Академгородка, так как строительный комплекс в СССР был в то время очень слабый. Но академик Михаил Лаврентьев при получении документа о строительстве научного городка вписал туда, что заканчивается возведение ГЭС и оставшиеся без работы сотрудники смогут построить Академгородок.

«Это была утопия. Либо Лаврентьев пошел на сознательную дезориентацию высшего руководства чтобы добиться подписания документов на строительство Академгородка, либо сам не располагал информацией. Потому что строительство новосибирской ГЭС было еще в разгаре и только в ноябре 1957 года была пущена первая из девяти турбин, а последняя была запущена в 1959 году. Из-за этого строительство Академгородка в начале шло крайне медленно поскольку «Новосибирскгэсстрой», несмотря на давление высших инстанций, смог выделить на это только минимальные силы», — говорит Кузнецов.

Фото: Строительство ГЭС © www.nges.ru

Особую страницу в истории имеет остров в Обском море, который в народе называют Тайвань. «На месте острова Тайвань находилась та самая чертова яма, которая описана в романе Виктора Астафьева «Проклятые и убитые». Военный городок— страшный с точки зрения условий, он находился на этом месте. Это был полуостров возле Бердска. Немалое количество людей не попало на фронт, умерло там от очень тяжелых условий», — рассказывает историк.

По его словам, с этим островом связан тяжелый эпизод в истории новосибирского Академгородка. На Тайване ученые проводили эксперименты со взрывами. В то время заместителем Лаврентьева был академик Сергей Христианович — человек титанической энергии, один из теоретиков аэрокосмической техники. Между ним и Лаврентьевым постепенно назрел конфликт.

Фото: М.М. Лаврентьев на острове «Тайвань» © фотоархив СО РАН

«Осенью 1960-года группа молодых ученых отправилась на Тайвань во время шторма, лодка перевернулась, и они погибли. Лаврентьев был в отъезде, его обязанности исполнял Христианович. Он в порядке наказание отстранил от работы любимчика Лаврентьева, самого известного в то время ученого Богдана Вайцеховского», — говорит собеседник.

Лаврентьев, когда вернулся, был разъярен таким решением, это стало последней каплей, которая перевел конфликт между учеными в тяжелую стадию. «В марте 1961 года партийный комитет Сибирского отделения, а затем и советский райком КПСС принял решение об объявлении Христиановичу строгого выговора по партийной линии с занесением в учетную карточку за аморальное поведение — за то, что любовницу завел. Это было серьезное наказание в то время», — вспоминает Кузнецов.



После этого в мае 1961 год Христианович не был рекомендован вновь на должность заместителя председателя и шаг за шагом лишился всех должностей кроме директора Института теоретической и прикладной механики. В 1965 году больной, разбитый и морально раздавленный ученый был вынужден покинуть Академгородок.

СО ДНА ОБСКОГО

Еще до затопления территории водами перекрытой Оби, в 1953-1954 годах, здесь работала ленинградская группа археологов. По словам старшего научного сотрудника Новосибирского краеведческого музея Сергея Рослякова, они открыли примерно 50 археологических памятников, но из них мало что было исследовано из-за поджимающих сроков и небольших отрядов.

Но некоторые памятники все же были хорошо изучены. Например, поселение эпохи бронзы под селом Ирмень. Обнаруженные там находки стали основой для определения так называемой ирменской культуры.

«В 1961 году водохранилище активно перерабатывало берега и погребения уходили на глазах. В районе Шарапа были раскопаны два могильника раннего железа датировкой V- VI век до нашей эры, в которых были найдены сосуды. От берега отваливались целые стены земли, и археологи копали, находясь почти в воде. Это была единственная в то время в Новосибирске экспедиция археологов НГПУ. Тогда не было других археологов в Новосибирской области», — рассказывает Росляков.

Ученый отмечает, что ушли под воду многие погребения и поэтому до сих пор можно обнаружить древние предметы. Он сам каждый год старается выезжать в поселения на берегах водохранилища. Но работать археологи могут совсем недолго — лишь в конце апреля-начале мая, когда вода обнажает пляж.

«В селе Ордынка на берегу нашли условное изображение медведя эпохи раннего железа примерно III-II века до нашей эры. Это было городище, которое копалось в разные годы профессором НГПУ Татьяной Троицкой. Она нашла много керамики, орудий, ножей. Нам удалось найти этот предмет, который редко встречается на поселениях. Это амулет или оберег», — говорит Росляков.

Фото: © Владимир Сараев, Sibnet.ru

По его словам, в разные годы археологи находили на дне Обского моря: в районе села Тула ножи эпохи раннего железа, это приблизительно V-III век до нашей эры; бронзовые шилья и трубочки, которые использовали как украшение для волос эпохи бронзы примерно X век до нашей эры.

«В этом году мы побывали в посёлке Кирза и нашли обломки сосудов развитой бронзы — это уже XV век до нашей эры. И в районе села Усть-Алеус нашли заготовку для каменного грузила», — рассказывает собеседник, добавляя, что на дне остается еще много ценных древностей.

БЕРЕГА РУШАТСЯ

Руководитель Верхне-Обского бассейнового управления Василий Борисенко отмечает, что основное негативное влияние, которое водохранилище оказало за почти 60 лет существования — это размывание берегов и снижение численности рыбы.



Фото: © Sibnet.ru

«По проекту расчетные параметры показывали, что после 40-50 лет процессы берегоразрушения прекратятся. Но они не прекратились. Обусловлено это большим водным зеркалом, площадью водохранилища и розой ветров, ветроволновыми воздействиями происходит размытие берегов. Защита возможна только путем строительства берегоукрепительных сооружений по принципу природных аналогов: песчаные пляжи либо каменная наброска, никакие другие сооружения эффективно не работают», — говорит Борисенко.

По его словам, из-за финансовых трудностей деньги на берегоукрепление выделяются незначительные. Но за последние пять лет были построены два берегоукрепительных сооружения возле сел Быстровка и Сосновка Искитимского района.

Замначальника «Верхнеобьрыбвод» Сергей Пунзырев в свою очередь утверждает, что появление водохранилища сказалось на количество рыбы, особенно на полупроходных видах, например, осетровых, которым плотина преграждает путь на нерест.

Фото: © ГУ МЧС по Новосибирской области

«Основные виды рыб, которые промыслом изымаются сейчас на водохранилище — это окунь, лещ, судак, язь, плотва, налим. Иногда попадаются более редкие виды — сазан, ерш, язь, в меньшей степени по объему. Есть и ценные виды — стерлядь, осетр, нельма, муксун, но они запрещены к промыслу их очень мало», — говорит Пунзырев.

Однако качество воды в водохранилище выше, чем во многих водохранилищах европейской части России, рассказывает ученый секретарь Новосибирского филиала Института водных и экологических проблем СО РАН Серафима Двуреченская.

«Химический состав воды в Новосибирском водохранилище формируется, в основном, за счет основного притока реки Оби. На формирование химического состава воды в водохранилище, особенно в его верхней части, основное влияние оказывает именно Обь, а на остальной акватории содержание химических веществ определяется также и внутриводоемными процессами», — поясняет Двуреченская.

По ее словам, по сравнению с 90-ми годами и началом 2000 годов, по ряду показателей произошло улучшение качества воды. Это можно объяснить определенным сокращением сбросов промышленных предприятий.

«В целом в последние годы по основным гидрохимическим показателям качество воды остается стабильным (в сравнении с многолетними данными), за исключением локальных временных загрязнений, как было в конце 2013 года, когда произошел аварийный сброс сточных вод канализационного коллектора сточных вод города Бердска. Но затем качество воды опять стабилизируется», — говорит ученый секретарь.

А зелёный цвет воды в Обском море, который настораживает некоторых обывателей, по словам Борисенко, наблюдается из-за того, что водохранилище мелководное, хорошо прогревается и идет процесс цветения водорослей.

Фото: © Sibnet.ru

На масштабные атмосферные процессы из-за своего малого размера серьезного влияния водохранилище вообще не оказывает. «Микроклимат в районе водохранилища несколько отличается от окружающих районов. Например, летом днем более прохладно, более высокая влажность. Это связано с тем, что вода днем оказывает охлаждающее влияние. Ночью наоборот там немного теплее, из-за того, что вода сохраняет тепло», — говорит пресс-секретарь Западно-Сибирского Гидрометцентра Ренад Ягудин. Но это единственный «погодный» эффект от водоема.

ПЛЮСОВ БОЛЬШЕ

По словам Борисенко, плюсов у водохранилища больше, чем минусов. Кроме выработки электроэнергии, в среднем за год около 2 миллиардов киловатт в час, оно позволяет продлить осенью судоходную навигацию и имеет богатый рекреационный потенциал в связи с тем, что вода быстро прогревается и у моря живописные берега.

Гидростанция вместе с водохранилищем позволяют смягчить последствия паводка для региона. Весной закрывают водосливную плотину, и вода с алтайских гор поступает в водохранилище. В Обь ее спускают постепенно и это позволяет не затапливать прибрежные территории.

Осенью Обь мелеет и запасы, сформированные в водохранилище во время паводка, начинают сливать в реку. Это позволяет поднять уровень воды в реке, а значит продлить судоходство и обеспечить людей зимой питьевой водой.

«Самый наглядный пример 2012 год: это был очень маловодный год и только благодаря водохранилищу мы смогли пережить зиму и быть с питьевой водой. Если бы водохранилища не было, однозначно были бы перебои с водой. Главная его цель — обеспечение Новосибирска водой осенью и зимой, когда минимальный сток», — отметил Борисенко.

В советское время водохранилище использовали еще и для орошения Кулундинской степи и для подпитки озер Алтайского края и Новосибирской области. Для этого был построен канал Бурлинской оросительной системы, который предусматривает забор воды с границы водохранилища с помощью насосных систем в районе города Камень-на-Оби.

«Он в свое время строился для орошения полей и повышения водности Бурлинской системы озер. Сейчас, насколько знаю, он не эксплуатируется. Это больше вопрос экономической составляющей: транспортирование воды затратная вещь, нужно эксплуатировать несколько станций подъема и перекачки воды. К тому же площадей орошения по сравнению с советским периодом сейчас в десятки раз меньше», — сказал Борисенко.

Собеседник добавил, что расчетный период заиления, а значит и эксплуатации Новосибирского водохранилища — тысяча лет.

Фото: Okoli
Обсуждение (32) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (32)
0
Добавить комментарий