НАВЕРХ

Остаться в живых: демократия в горах недопустима

Фото: © ГУ МЧС по Республике Алтай

Николай Дегтярев, спасатель 1 класса Алтайского поисково-спасательного отряда, уже много лет вытаскивает беспечных туристов из всевозможных передряг. Он рассказал, какие типичные ошибки в зимних горах могут стать для туристов роковыми, а также о том, почему европейские туристы всегда голодные и почему волков стоит бояться менее всего.

ДИКИЕ И ОРГАНИЗОВАННЫЕ

«Скажут родителями, что поехали на берег Катуни кататься на санках с горы, и все. А точно — куда кто поехал, никто не знает. Или случается, что уезжают на несколько дней, имея (только) первоначальные навыки путешествия в горах и… исчезают. Дикари — это самая опасная категория, которая переоценивает свои возможности и навыки и недооценивает условия, в которых предстоит пребывать», — говорит Дегтярев.

Однако, по его словам, попасть в переделку может и организованная группа, если чего-то не учтет. Собеседник подчеркивает, что в зимних походах не бывает мелочей, для выживания важно все — от одежды до средств аварийной «сигнализации».

ВАЖНЫЕ МЕЛОЧИ

«Группа, которая идет в заведомо ненормальные условия для человека, должна быть готова во всех отношениях. Это касается личного снаряжения, группового, продуктов, график и маршрут движения должны быть тщательно рассчитаны. Необходимо знать о запасных путях, по которым можно пройти, если что-то случится. Если используются GPS-навигаторы, в запасе всегда должен быть простой картографический материал, очень важны и средства связи», — поясняет Николай.

Нельзя сразу «хвататься» за сложный маршрут. «Сходили на простой маршрут на одну-две ночевки. Через какое-то время, полгода, например, еще увеличили, через сезон еще увеличили сложность. Важно – постепенно. А попытки сразу показать, какой ты сильный, крутой, чаще всего плачевно заканчиваются», — вздыхает собеседник.

Он вспоминает случай с погибшими молодоженами. В декабре в начале 2000-х в путешествие по горам Алтая отправилась молодая пара, не зарегистрировавшись у спасателей. Ушли с минимальным снаряжением по Шавле и на перевале Анна, преодолеть который без спецснаряжения невозможно, попали в сильную метель. Когда видимость приблизилась к нулевой, остановились, чтобы надеть снаряжение для спуска. В этот момент сошла лавина. Обнаружили тела туристов лишь в июле следующего года.

Вообще, говорит собеседник, ходить по двое в горах не рекомендуется, группа должна быть больше. При этом необходимо иметь четкий план действий, который предусматривает все возможные риски.

«Должно быть подобрано групповое снаряжение, обязательна палатка с печкой, если палатки без печки, люди должны иметь навыки согревания: уметь делать настилы, правильно разводить костер, готовить площадку для ночлега. Обязательны теплые спальники и изолирующие коврики. Если группа не знает таких элементарных вещей, это сопряжено с рисками, которые приводят к переохлаждениям», — поясняет спасатель.

Кто-то должен знать, как правильно одеваться и инструктировать по использованию снаряжения. Собеседник приводит в пример случай, произошедший на Аккеме несколько лет назад. Тогда там еще базировался круглогодичный спасательный пост (сейчас – сезонный). В поход на Катунский хребет отправилась неплохо подготовленная группа. Но один из парней слишком туго затянул свои «кошки», и ноги быстро замерзли. Он терпел с утра до трех часов дня, ничего не говоря товарищам. В итоге с третьей степенью обморожения с перевала Звездочка его эвакуировали на спасательный пост, а оттуда вертолетом – к медикам.

В любой группе должен быть опытный и авторитетный руководитель, которого будут беспрекословно слушаться. Демократия в горах недопустима, подчеркивает собеседник. Этот человек должен управлять не только действиями людей, но и психологической обстановкой.

Например, если все хотят идти дальше, он должен суметь остановить группу на ночлег за полтора-два часа до темноты. Чтобы успеть подготовить площадку для лагеря, сварить еду. В противном случае наутро группа окажется сонной, голодной и раздражительной, а это увеличит риск конфликтов и травм.

ХОЛОД И ГОЛОД

Если человек сильно замерзнет, он, скорее всего, заболеет. Это нарушит график движения, как минимум, группа начнет растягивается. «Частенько бывают случаи, когда группа растянулась, кто-то остается сзади, сворачивает не на ту тропу и теряется. Приходилось искать по два-три дня. Заблудится, сядет у дерева и получит переохлаждение, даже замерзают, бывало», — приводит примеры Дегтярев.

В то же время, говорит Николай, в алтайских горах бродит множество «чудаков», которых встречали и спасатели, и сами местные жители: «И в резиновых сапогах на Белуху заходят, а есть и такие, которые изобретают велосипед – кошки сами делают, другое снаряжение, и бродят чаще всего там, где одному ни в коем случае нельзя».

«Есть речка Текелю с водопадом, так местные ребята говорили, что находили там в сидячей позе уже мумифицированные останки. И без вести пропавших каждый год какое-то количество бывает. Ну и за всеми же не уследишь, страна большая, свободы много – люди ходят, когда хотят и куда хотят, и это никак не регламентируется», — Дегтярев снова вздыхает.

Когда число дней в пути возрастает, людям грозит уже не только холод, но и голод. А потому важно иметь какой-то запас продовольствия сверх рассчитанного на маршрут. «Группы, которые приезжают из европейской части России, почему-то очень уж скрупулезно рассчитывают свой рацион, и в какой бы момент их на маршруте не встретил, они всегда хотят есть… Они всегда спрашивают, нет ли лишних продуктов… Слишком экономящие на всем», — говорит спасатель.

По его словам, если идти впроголодь, это не только ослабляет физически, но и провоцирует конфликты. «Сейчас ведь часто группы формируются по интернету из разных городов, из незнакомых друг другу людей. Возник конфликт, он никому ничем не обязан… и ушел в другую сторону, никто не знает куда. Потом группа возвращается и не считает нужным кому-то сообщать. Через несколько дней или даже недель родители спохватываются, и мы начинаем сводить концы и искать. Благо, если находится человек», — поясняет собеседник.

«ЗАРЯЖЕННЫЕ» ГОРЫ

Зимой в Горном Алтае лавины могут сойти везде, даже в низкогорье, о котором местные с улыбкой говорят: «да разве это горы?». Все зависит от количества снега. Если его много, и склоны «заряжены» до отказа, через СМИ туристов предупреждают об опасности. Николай уверяет, что к этим предупреждениям стоит прислушиваться самым серьезным образом.

«Были случаи, что от Мясокомбината до Маймы в одном из логов просто перебивало всю дорогу лавинами и машины сбрасывало в кювет. И это на самом севере республики, где низкогорье. А к югу, где среднегорье и высокогорье, там опасных мест хватает везде. Здесь и дорожные службы следят. Но там проще не соваться в опасные места, если видишь, что склоны перегружены», — говорит Дегтярев.

Прошлой зимой в Усть-Коксинском районе спасатели искали охотника, который пересекал на лыжах один из логов и случайно «подрезал» так называемую доску — наст в 3-4 сантиметра, под которым скопился крупно гранулированный снег. Он с огромной скоростью помчался по долине, сметая все со своего пути. Чтобы найти охотника, в сошедшей лавине спасатели копали траншеи.

«Высота сошедшего снега в конусе выноса лавины достигает 30-40 метров, и чтобы найти человека, спасатели становятся на расстоянии метра друг от друга и специальными щупами прокалывают снежную массу, отсекая квадраты, где может находиться погибший. Погибший, потому что, как правило, если в первые 10-15 минут не откопали, то шансов найти живым практически нет», — рассказывает собеседник.

Того охотника искали два дня. А нашли, когда уже собирались уезжать – в полуметре от того места, которое расчистили для костра, чтобы готовить пищу.

В облаке лавины самая большая опасность в том, что очень быстро забиваются дыхательные пути. В момент, когда подходит снежная масса, нужно накрыться капюшоном, закрыть лицо полами одежды — как только получится. А там уже — как повезет. В лавине выжить очень тяжело, но такие случаи бывают, говорит спасатель.

Организованные группы спортивного туризма сегодня используют специальные маячки, встраиваемые в одежду. И если случается несчастье, есть возможность подать сигнал. Используется и лавинная лента: перед прохождением группа выстраивается в цепочку по одному человеку, они распускают яркую ленту длиной 10-15 метров, по которой в случае чего тоже можно найти человека.

«Конечно, самая лучшая предосторожность – это искать возможность обойти такие участки, не рисковать. Ведь снегопад может идти три-четыре дня и так нагрузить склоны, что лавины сходят одна за другой», — резюмирует собеседник.

СТОЯНКИ И КАМНЕПАДЫ

Опасны в горах и камнепады, и шквальные ветры, от которых валятся деревья. Николай говорит, что здесь очень важно уметь выбрать место для ночлега. Он приводит пример, когда в 2007 году в районе Бирюзовой Катуни ветер вырвал сосну и бросил ее на палатку с туристами. Два гражданина Германии, ночевавшие в ней, погибли на месте.

Другой случай произошел близ Шавло. Группа горно-алтайских студентов разбила лагерь. Дежурные вышли к костру готовить ужин, и тут одна девочка с плохим зрением закричала, что по склону несется медведь. Товарищи обернулись и увидели, что прямо на них летит огромный камень – спасатели называют такие «чемоданами». Закричали другим, чтобы выходили их палаток. Камень в итоге, «обкружив» палатку, рухнул двум девочкам на ноги.

«Чемодан» оказался размером два на два метра. Большое березовое бревно, что лежало неподалеку, он расколол в мелкие щепки. Восемь человек кое-как сдвинули этот камень, чтобы освободить пострадавшим ноги. У одной оказался перелом, у второй – сильный ушиб и растяжение. Вывозили их вертолетом.

«Тут тоже была ошибка с расположением лагеря. Нужно было учесть, что утром этот склон осветится солнцем, будет разница температур, и это камень начнет щелкать, нагреваться, и возможен сход. Но, знаете, когда этот камень летел, у одной девочки он возле виска проехал – счастливые люди», — говорит Дегтярев.

Но далеко не все истории из практики Николая завершились благополучно. «У меня до сих пор в памяти случай, который произошел восемь лет назад. Это было на подступах к перевалу Делоне, так называемая «Сковородка». В принципе, безопасное место. Для лагеря можно было выбрать еще 50 безопасных мест, но группа, которая шла пятым маршрутом сложности, встает именно под нависающий лед. Он упал, восемь человек погибли. Из Минска ребята были... Ледник потихоньку вытаивал, по одному находили. Там такие массы льда упали – как полгоры», — вспоминает спасатель.

ЛЕСНЫЕ ЗВЕРИ

Как ни странно, но дикие звери, по словам спасателя, для туристов практически не опасны. Копытные сами пугаются людей, медведи спят, а волкам хватает иной, более легкой добычи.

«Медведя разбудить надо постараться – это ему два раза на нос надо наступить. Для берлоги медведь выбирает всегда труднодоступные места, там мало кто ходит. Существует опасность шатуна или весной, если он рано проснулся. Но о таком обычно быстро становится известно, и людей предупреждают. Что касается волков, их, конечно, много, но они на группы туристов пока, слава богу, не нападают, им копытных хватает», — поясняет собеседник.

Он особо подчеркивает, что в любом зимнем отдыхе главная угроза человеку – он сам, его неопытность. Если же хорошо подготовиться и не переоценивать собственные силы, все будет в порядке. В то же время, добавляет Николай, чтобы попасть в неприятности на природе, не обязательно уезжать в самую глушь, это вполне возможно и близ цивилизации.

Несколько лет назад 2 января спасателям на рафте пришлось вызволять компанию, которая в Майме ушла через протоку в ельник жарить мясо. Все было в порядке, но когда они решили вернуться, выяснилось, что протокой пошла вода, и глубина достигает уже 70 сантиметров.

«Мороз даванул, льдина сместилась, и вода пошла. Вывозили их на лодке. Одна из девчонок беременная в кожаных сапожках. Намерзлись они, конечно, прилично. Вот тоже думать надо, куда идти. Казалось бы, вот 200 метров до дома, а не дойдешь», — говорит спасатель.


Фото: © ГУ МЧС по Республике Алтай

Фото: © ГУ МЧС по Республике Алтай
Обсуждение (7) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (7)
0
Добавить комментарий