НАВЕРХ

Панты и кровь: дикая экономика Алтая

Фото Елены Козловой
Фото Елены Козловой

Рога и кровь марала, экзотического подвида оленя, — одна из перспективных отраслей экономики Горного Алтая. Хотя отчасти и дикая. И оздоровительные процедуры, ради которых сюда едут со всего мира, выглядят несколько пугающе. Но, если верить местным знатокам и корейским медикам, пантовая терапия — практически панацея.

ПОЛУДИКИЕ СТАДА

Раз в год, в летний сезон маралов сгоняют на фермы, срезают панты – неокрепшие рога, берут небольшие порции крови и выгоняют обратно на пастбища. Панты и кровь идут на сырье для продажи, на целебные ванны для туристов и для приготовления некоторых препаратов здесь же.

Но простота ведения такого хозяйства только кажущаяся. На самом деле, говорят оленеводы, «полудикое» содержание куда более рискованное и сложное. Площадь пастбищ одного хозяйства может исчисляться тысячами гектаров, что усложняет процесс контроля и охраны.

На новорожденных телят часто нападают беркуты. Чтобы не потерять весь приплод, егеря вынуждены отстреливать этих птиц, закрывая глаза на то, что они занесены в «Красную книгу». Через непрочные загороди вполне может пробраться волк или медведь, от нападений которых стада также несут немалые потери. Бывали случаи, когда в одно нападение волки убивали 20-30 животных.

«Кое-как мы с волками разобрались. Но пока нам везет, уже долго не залазят. А лет пять-шесть назад сильно донимали, много поголовья перерезали. Маточное поголовье. Быки у нас стоят на кормежке, а самкам остается выход на гору. Там на них и нападали», —рассказывает егерь одного из хозяйств.

НЕПРЕРЫВНАЯ СЕЛЕКЦИЯ

Марал живет восемь-девять лет, за свой век «сдает» панты семь раз, начиная с третьего года жизни. Обычно с одного марала фермеры получают 5-6 килограммов рогов. Но бывают среди животных и своего рода рекордсмены.

«При мне бык прожил 23 года, с него панты срезали 21 раз. Но это, конечно, рекордсмен, такое бывает редко. Случалось, и 19 килограммов давали, и 17. Самые лучшие рогачи, которые дают нам панты за 10 килограммов, идут в гон с маралухами. А те, которые меньше – они отдельно, не допускаются к размножению. Горюют, наверное», — говорит Александр Клепиков, бригадир Нижне-Уймонского хозяйства.

Такой отбор производителей по размеру, весу и форме рогов – своего рода селекционная работа, которая должна улучшить качество рогов у будущих поколений. Однако, по словам работников, качество и состояние пантов зависит и от внешних факторов.

«Если очень холодно, недостаточная подкормка зимой (только сено без дробленого комбикорма) или во время роста панта сильная засуха, качество рогов снижается», — поясняет один из работников хозяйства.

Панты срезают только с самцов, поскольку у самок они попросту не растут. Хотя, и тут есть исключения. Несколько лет назад у подножия Катунского хребта заметили рогатую самку. «Есть у нас уникальный случай – одна маралуха с рогами. Она и сейчас где-то с остальными самками на горах ходит. Ей уже лет семь-восемь. Но мы ее ни разу не срезали, пожалели», — рассказывает бригадир.

При этом потомства она не дает, фермеры ни разу не видели ее с теленком. Говорят, что скорее всего, что-то у нее «не в порядке с генами». «Сначала она растила панты симметричные, красивые. Сейчас у нее что попало растет – одна палка, две», — уточнил собеседник.

Селекция в полудиких условиях возможна благодаря организации так называемых «садов» внутри пастбищ. Это что-то вроде секций, в которые выпускаются животные разных возрастов, сгруппированные по каким-то определенным признакам.

«КОНСЕРВЫ» И ВАННЫ

Панты растут 80-85 дней. После того, как рога «поспели», начинается срезка. Животное загоняют в специальный станок, позволяющий его зафиксировать, закрепить голову. Маралу закрывают глаза и спиливают рога специальной пилой. Раны прижигают. Дальше начинается процесс консервации, после которого рога продадут для переработки.

Панты взвешивают и развешивают «остывать». Через некоторое время их начинают варить. Варят в несколько приемов: с полдюжины человек садится вокруг ванны, где кипит вода, каждый берет по два рога и опускает в бурлящую воду. Держат несколько минут, потом достают на воздух тоже на несколько минут и снова в воду.

Варка длится два дня, на третий панты перемещают в «жаровую». Это помещение, где рога, развешенные гроздьями, иссушаются. Сначала температура здесь 80-90 градусов. Жарка также проходит в несколько этапов, с каждым этапом температура немного снижается, доходя в итоге до 60-70 градусов. Только такая технология позволяет «выгнать» из рогов всю влагу.

При консервации пант теряет более 60% веса. Получается, что из срезанных за сезон во всех хозяйствах республики 100 тонн сырых пантов выходит около 40 тонн консервированных.

В любом маральнике недалеко от котла-ванны, где «варят» рога, есть специальные комнаты для поклонников оздоровительного туризма. Там принимают ванны из получившегося отвара. Ради этой процедуры в последние годы люди едут со всей России и из Европы. Хотя официальная медицина к утверждению об их особой целебности относится несколько скептически.

ПОРЦИЯ КРОВИ

Пройдя через растущие рога, кровь марала наделяется веществами, несущими особый целебный эффект. Поэтому берут ее у животного из яремной вены (шейной) перед срезкой пантов.

Используют кровь по-разному. Есть спортсмены, которые специально приезжают принимать с ней ванны. Считается, что такая процедура очень эффективно выводит из организма молочную кислоту и стимулирует иммунитет. Кто-то маралью кровь пьет.

Сюда приезжают и ученые, которые сами готовят препараты, а потом изучают их воздействие, «сопровождая» пациентов какое-то время. Так, технический директор антидопингового медцентра (Москва) Александр Шебалин разработал технологию вакуумной переработки маральей крови и запатентовал специальные установки для этого.

Он и его помощники сушат кровь на своих установках прямо в маральниках, поскольку целебные свойства она сохраняет совсем недолго, буквально первые часы.

Получаемые на основе крови марала гели, пищевые добавки, сиропы, концентраты для ванн обладают широким спектром действия, оказывая эффекты от антиаллергенных до снижающих риск возникновения рака. Например, гель показан при таком сложном заболевания кожи, как псориаз.

КОЛЛИЗИИ РЫНКА

Маралов разводят на Алтае десятки лет. Эта отрасль не только выстояла, но и «вытащила» остальные направления сельского хозяйства региона в трудные 90-е. Сегодня здесь сосредоточено более половины всего пантового поголовья России — 50-55 тысяч голов.

Однако если в 90-е рентабельность мараловодческих хозяйств составляла 700-800%, сейчас отрасль работает в убыток. Государство поддерживает только дотациями, а иностранные инвесторы приходят только в сферу перепродажи сырья.

Как говорят оленеводы, в 1995 году панты продавали по цене 1,115 тысячи долларов за килограмм. Но после кризиса в Восточной Азии в 1997 году стали падать. В последние десять лет средняя реализационная цена пантов по Республике Алтай колебалась от 600 до 150 долларов. Сейчас она составляет 120-140 долларов, а для самоокупаемости хозяйств нужно продавать по 400-500…

Основным закупщиком остается Южная Корея, которая и диктует свои условия. При этом одновременно с падением цены на сырье готовый продукт дорожает. Местные власти говорят, что отрегулировать рынок может запуск местных перерабатывающих предприятий. Но вопрос опять упирается в отсутствие инвесторов.

Пока наиболее реалистичный путь — переориентация на российский рынок, в том числе и по видам сырья. А также — привлечение туристов на лечебно-оздоровительные программы.

Сейчас начали заготавливать свежезамороженные панты, из которых, например, на курортах Белокурихи и на Северном Кавказе по специальной методике готовят ванны. Есть надежда, что создание на территории Алтайского края и Республики Алтай туристических особых экономических зон также даст толчок развитию мараловодства.


Фото: Фото и видео Елены Козловой
Обсуждение (7) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (7)
0
Добавить комментарий