НАВЕРХ

Физическая сила

Иллюстрация с сайта webct.ru
Иллюстрация с сайта webct.ru

Интерес к математике у россиян возродил Григорий Перельман, первым доказавший гипотезу Пуанкаре и отказавшийся от миллиона долларов. Интерес к физике возвращают публичные лекции. Корреспондент Sibnet.ru узнал, когда и какие шоу можно делать из науки.

"Профессорские чтения" — традиционная акция Национального исследовательского Томского политехнического университета, во время которой самые опытные преподаватели вуза читают лекции по своей специальности. Послушать их может любой. Доктор физико-математических наук, заведующий кафедрой прикладной физики Александр Потылицын недавно собрал желающих ознакомиться с лекцией на тему "Применение современных ускорителей — от медицинской диагностики до большого адронного коллайдера".

— Александр Петрович, кого привлекают подобные "профессорские чтения"?

— В основном, они ориентированы на студентов старших курсов, так как помогают определиться с дальнейшим направлением в учебе или карьере. Однако часто приходят и посторонние люди, не связанные с ТПУ. Например, на последней лекции были представители НИИ онкологии. Их интересовало применение новых технологий в медицине.

— А как же школьники? Еще лет 30 назад они ходили на лекции, посвященные космосу, затем бредили всем, что связано с компьютерами, а сейчас?

— Нынешние школьники и их родители отличаются большой "инерцией" при выборе профессии, поскольку ориентируются на недавний уровень зарплаты в различных отраслях. Ребята судят просто: можно проучиться пять лет, постигая "сложные" точные науки и стать квалифицированным специалистом, а затем строить карьеру в науке или в промышленности, а можно без особых усилий получить диплом бакалавра по менеджменту и заниматься продажами, зарабатывая тем самым быстрые деньги (если, конечно, повезет).

— Но ведь в ваших силах изменить такое отношение, достаточно увлечь школьников физикой и привить им любовь к науке.

— К сожалению, пока в России не начнется модернизация производства, КПД наших лекций, даже если из них будут устраивать настоящее шоу, останется минимальным. Кстати, даже шоу не привлечет много людей. На лекции по естественным наукам все равно продолжат ходить только по-настоящему увлеченные, те, кто уже видит себя в профессии и знает, чем хочет заниматься в будущем. В качестве примера можно сравнить выпуск вузов России в 2009-м году: естественные науки — около 5%, общественные науки, экономика, юриспруденция — около 50%.

— А как же гранты и стипендии? Может, стоит больше говорить о них?

— Эти бонусы есть, но получают их либо упорные студенты-труженики, либо преподаватели со стажем , которые имеют "имя в профессии". Например, один из моих аспирантов, который через два года после окончания ТПУ был награжден медалью РАН за дипломную работу, выполненную в Японии, получил аспирантскую стипендию правительства России и успешно защитил диссертацию. После этого он выиграл грант на проведение исследований в Германии. Понятно, что у таких успешных ученых зарплата как минимум в два раза превышает средний уровень по Томской области.

— Неужели студенты, которые 20 лет назад бредили физикой, и школьники, которые сегодня даже боятся выбирать ее на ЕГЭ, так сильно отличаются?

— Одиннадцатиклассники, приходившие 20 лет назад, рассчитывали, что после окончания университета смогут попасть в сферу космической промышленности, устроиться на солидное оборонное предприятие, получить там квартиру. Сейчас же все нацелены на работу в офисе нефтяной компании, быстрый результат и высокую зарплату, которую будут иметь с начала трудоустройства. Такие легкие деньги в науке и промышленности не заработаешь.

— А как же проекты вроде "Сколково", куда вбухиваются миллионы?

— Надежда только на них. Ведь если Россия не слезет с нефтяной иглы, а родители будут продолжать мечтать о том, чтобы пристроить ребенка в банк или на должность чиновника, нашей стране грозит крах. Вспомните, как пару лет назад все хотели быть юристами и экономистами, а сейчас даже президент признает, что у нас перебор с представителями этих специальностей и нужно сокращать наборы.

— Так, может, на лекциях рассказывать и об этом? Упоминая, что практически все современные приборы, которыми мы пользуемся в повседневной жизни, возникли благодаря физике? И кто-то все равно должен их делать.

— Разработок действительно много. В ТПУ создано устройство для лечения больных после операций, которое сейчас используется в НИИ онкологии и ускоряет процесс заживление рубцов. Вместе с Сибирским государственным медицинским университетом мы проводим тестирования плазменного коагулятора — прибора, который при проведении операции прижигает сосуды, уменьшает кровопотерю, ускоряет заживление. Однако на то, чтобы приборы были введены в работу, потребуется масса согласований и сертификаций, на что требуются время и деньги .

— Значит, с иностранными компаниями сотрудничать проще?

— Одно из развиваемых нами направлений — участие в Европейском проекте рентгеновского лазера на свободных электронах XFEL, строительство которого ведется в Гамбурге. Работу здесь ведут несколько стран, однако в идее создания и разработке немалая роль принадлежит российским ученым, в том числе томичам. Когда проект XFEL будет завершен, в Германии между Гамбургом и Землей Шлезвиг-Гольштейн появится научный центр, открывающий новые возможности в различных областях науки. Например, ученые смогут заснять протекание химических реакций, точно определить атомную структуру молекул, "схватить" трехмерные детали нанокосмоса. Лазер позволит решать задачи, которые до сих пор были недоступны, например, исследовать структуру белков. Поработать над таким проектом — мечта большинства ученых.

— Но ведь это опять старания иностранцев. Как же вам при этих факторах удается уговаривать своих студентов оставаться патриотами и работать в своей стране?

— Сейчас это легче, чем еще 15 лет назад. Тогда большая часть выпускников мечтала сразу уехать из страны. В последние годы ситуация меняется. В ближайшее время в России начнется строительство нескольких центров ядерной медицины (один из которых планируется в Томске). Даже если часть оборудования этих центров будет закупаться за рубежом, то эксплуатация и диагностика будут проводиться отечественными специалистами. Обращаясь к студентам, я говорю: "Поднимать Россию нужно не только с помощью вентиля на газопроводе, но и мозгами, потому выбор за вами!"

Доктор физико-математических наук Александр Потылицын

Обсуждение (41) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (41)
0
Добавить комментарий