НАВЕРХ

Угроза отменяется

Фото с сайта www.energiadiario.com
Фото с сайта www.energiadiario.com

Землетрясение в Японии наглядно продемонстрировало, что противостоять стихии очень сложно. Даже, казалось бы, защищенная атомная электростанция "Фукусима" не выдержала натиска природы. Глядя на происходящее на далеком японском предприятии, сибиряки задались вопросом: "Если тряхнет, выдержит ли, к примеру, атомный реактор в Железногорске, пусть и остановленный?". Чтобы получить ответ, корреспондент Sibnet.ru отправился в закрытый город и побеседовал с генеральным директором железногорского Горно-химического комбината Петром Гавриловым.

— Петр Михайлович, вы не понаслышке знакомы с атомной энергетикой Японии. Какую оценку можете ей дать?

— В 2003 году я в составе российской делегации был в Японии на АЭС "Анагава". Это вторая станция, которая пострадала там от землетрясения и цунами, аналогичная ныне известной многим "Фукусиме-1". Ездили мы туда обмениваться опытом. И уже тогда мы, российские специалисты, указали нашим дальневосточным соседям на недостатки, которые существуют на их реакторах. Мы готовы были поделиться с японцами своими наработками, используя свои патенты, внедрить новые конструкции. Наши специалисты хотели остаться, спроектировать, смонтировать и модернизировать станции "Анагава" и "Фукусима", после чего они стали бы соответствовать современным требованиям безопасности. Но, к сожалению, психология и менталитет японцев таковы, что они вежливо, но твердо отказали, официально сославшись на дороговизну наших систем. И, как мы видим, поговорка "Скупой платит дважды" — сегодня в действии.

— А чем принципиально отличаются российские атомные электростанции от тех, что построены в Японии?

— Вы интересуетесь, выдержал бы наш реактор столь мощное землетрясение и цунами? Уверяю, у нас ничего подобного бы не произошло. Реактор остановился, расхолаживание произошло бы безупречно, а после восстановления электроснабжения все системы тут же были бы запущены и АЭС введена в эксплуатацию. В основе безопасности наших ядерных реакторов лежат законы физики, которые, как известно, не зависят ни от природных катаклизмов, ни от внешнего энергоснабжения, ни от человеческого фактора. Для примера: остановился реактор, упало давление. На любой АЭС в этой ситуации тут же запускается система аварийного охлаждения. У нас от перепада давления вода под действием силы тяжести продавливает обратный клапан, выливается и тем самым охлаждает реактор. В Японии же вода, которая охлаждает реактор, в аварийной ситуации подается снизу вверх. Они не учли того, что в чрезвычайной ситуации стержни и клапаны может и заклинить. Как это и произошло на станции "Фукусима". У нас подобных систем безопасности, которые основаны на элементарных законах физики, не меньше десятка. Все они резервируют друг друга, даже если идет наложение двух-трех факторов.

— Японцы, которые так далеко продвинулись в точных науках, не понимают элементарных законов физики? Что за персонал у них в таком случае работает?

— Персонал на японских АЭС заслуживает отдельного разговора. Японцы после школы могут сдать тесты в рамках школьной программы по математике, физике и японскому языку, пройти тренинги, инструкции, психофизиологические тесты и могут быть допущены к работе на ядерном реакторе. На все им дается полгода. Фактически это люди, которые не понимают общих основ физики, я уже не говорю про ядерную физику, химию, высшую математику — все то, что наши специалисты сначала изучают в высших учебных заведениях.

В России же после обучения в институте человек обязательно проходит стажировку на атомной станции, сдает зачеты на знание механики, радиационной безопасности, по электроснабжению и охране труда и еще много чему, потом только его допускают к сдаче физики уже непосредственно около установки, где он должен рассказать все, что знает про реактор. И только после этого комиссия специалистов решает, допускать ли его к работе.

Если ответ был положительным, то человек около двух лет работает под наблюдением, сдает экзамен на рабочем месте и после этого его допускают к эксплуатации реактора рядовым инженером. Чтобы стать старшим инженером он должен отработать от 7 до 10 лет, после чего вновь сдать все экзамены и зачеты. В итоге, специалисты, работающие на АЭС в России, — это люди, которые назубок знают физику, знают, к чему может привести исчезновение электроснабжения. Более того, у нас есть планы ликвидации аварийной ситуации, есть специальные регламенты, в которых прописаны не только действия персонала, но и логика, причинно-следственные связи того, что произошло, как может нестандартно развиваться ситуация и какие последствия могут быть.

Японцы 11 марта упустили самое драгоценное — время. За эти 4 часа, пока было нормальное электроснабжение от резервных источников питания, нужно было обеспечить работу дизелей, через которые запитать подачу тока. Либо эти дизели надо было откуда-то привезти, либо бить тревогу. Как показала жизнь, у них была возможность и подсуетиться самим, и попросить помощи.

— После событий в Японии последует ли проверка атомных объектов в России, в том числе на территории Сибири? Многим, наверняка, хочется увидеть документы, подписанные членами экспертной комиссии, и услышать некое успокаивающее резюме.

— Начнем с того, что по российскому законодательству строительство атомных электростанций в сейсмических зонах запрещено. К примеру, наш Железногорск находится вне сейсмической зоны. Тем не менее, дополнительные проверки систем безопасности ядерных реакторов уже начались как у нас, так и по всей стране. Не буду скрывать, что в России есть реакторы старой конструкции — на Ленинградской и Курской АЭС. За годы после Чернобыльской катастрофы была проделана колоссальная работа по их модернизации и внедрению новых систем безопасности. Сейчас будет проведен анализ, и, если эти проверки покажут, что есть хоть малейший риск, я убежден, эти станции будут остановлены. Первые результаты будут уже через месяц. Я уверен, степень их достоверности будет высока. К тому же глава федерального Агентства по атомной энергии России Сергей Кириенко намерен привлекать общественность, чтобы у людей не возникло опасения, что это закрытое ведомство, что мы что-то скрываем или выдаем недостоверную информацию. Привлечение сторонних лиц к проверкам предприятий госкорпорации Росатом — это обязательное условие. К слову, эксперты Международного Агентства по атомной энергии 2 года назад после ряда таких проверок выдали японцам документы о несоответствии современным требованиям безопасности и о тех угрозах, которые таит в себе атомная станция "Фукусима". Степень защиты реакторов наших дальневосточных соседей имеет коэффициент 2, что крайне мало для условий Японии и давно требует модернизации производства.

— А наши атомные объекты какую степень защиты имеют?

— В России есть реакторы первого поколения, второго и третьего, а также поколения три плюс. Четвертое — новейшие реакторы на быстрых нейтронах. На сегодняшний день все реакторные установки в России приведены к коэффициенту три плюс. Это почти четверка. И можно быть на 100 процентов уверенными, что нашим объектам разрушения не грозят.

Обсуждение (108) Добавить комментарий Мой профиль
ОБСУЖДЕНИЕ (108)
0
Добавить комментарий
Хлопушка
Викторина
о новогоднем ТВ
Тройка лидеров
oix — 607 баллов
TehN1k — 606 баллов
mix.ru — 605 баллов